Точка отсчета

Николаев Андрей Евгеньевич

Глава 10

 

Близкий взрыв заставил Седова вжаться в кресло. Юрген выругался.

— Слушай, Сергей, во что ты вляпался? Просто так атаковать военный корабль они бы не стали.

— Я думал — контрабанда.

— Да-а…

«Вампир» дрогнул, ускоряясь все больше. У Седова потемнело в глазах. Он действительно чувствовал себя чемоданом, путешествующим в багажном отсеке. Может, стоило перейти в рубку и помочь Судакову? Юрген понял его состояние.

— Спокойно, парень, спокойно. Олег с ними разберется.

— А что это за корабли — «Симба»? — спросил Седов.

— Разработка Востока. Вооружены, как тяжелые перехватчики, но могут нести до десяти человек десанта. Восемь орудий, среди них две лазерные спарки. Если попадут — мало не покажется. Ничего, Судаков даст им жару, — как бы в подтверждение слов Юргена корабль задрожал от собственных выстрелов. — Мы и не такие заслоны пробивали.

Ремни бандажа больно врезались в грудь, голова гудела от прилившей крови. Сердце вдруг дрогнуло, словно проваливаясь в пустоту, забилось неровно. Седов судорожно хватанул воздух. Его бросило в жар, к горлу подступила тошнота. Он пошарил сбоку кресла, нащупывая медицинский пакет. Вырвал его из аптечки и поднес ко рту.

— Вот это молодец, — одобрил Юрген, — сблюешь на пол — в невесомости все, как свиньи будем.

Тошнота отступила. Седов сморгнул выступившие слезы. Бред какой-то, подумал он. Когда это я на ускорении блевал? Внезапно судорогой свело ноги. Он застонал, уперся пятками в пол. Свело руки, голова непроизвольно откинулась назад, и он стукнулся затылком о металл обшивки. Что это со мной?.. Словно кто-то ворочался внутри него, расправляя затекшие члены и проникая во все закоулки организма. По телу побежала дрожь, Седов почувствовал, как кривятся губы и тик передергивает мышцы лица. Легкие сжались, выталкивая воздух, во рту пересохло. Он уже ничего не видел вокруг, паника накатывала, словно океанская волна, заставляя тело дергаться в ремнях безопасности. Обрывки воспоминаний без начала и конца неслись перед глазами, как кадры плохо смонтированного фильма. Лишь однажды ему довелось испытать это ощущение, когда жизнь мелькала перед глазами, словно напоминая, от чего он уходит навсегда. Случилось это на море, когда Сережа Седов, трехлетний карапуз, увидев, как отец ныряет в штормовое море, восхитился и тоже прыгнул навстречу волне. Он сразу же потерял ориентацию, волна крутила его, как ветер сорванный лист. Тысячи мелких камней били по голове, и вокруг была не вода, а пена, которая не держала на плаву и не давала вдохнуть воздух. За эти короткие мгновения вся его маленькая жизнь, два дня рождения, два новых года, две простуды и даже оцарапавший его котенок — все промелькнуло перед глазами. Он не помнил, как очутился на берегу, наверное, просто повезло. Вот и сейчас весь полтинник прожитых лет уложился в видения, промелькнувшие за несколько секунд. И на лице опять была вода…

— Тихо, тихо, старичок. Все нормально, мы оторвались от них.

Седов открыл глаза. Он лежал в рубке «Вампира», в разложенном кресле наводчика. Шерстнев, поддерживая ему голову, снова наклонил бутылку с водой. Седов сделал несколько глотков и попробовал сесть.

— Какой я тебе старичок, — откашлявшись, сварливо сказал он.

— Он всех так называет, — успокоил его сидевший в пилотском кресле Юрген, — и меня тоже. Ну, ты и напугал нас.

— Что, буянил?

— Если бы! Дергался, как паралитик, мычал, глаза сумасшедшие. Ты действительно в неважной форме. А может, допился, а?

Седов, наконец, уселся, вытер лицо и посмотрел в обзорный экран. За стеклом была серая туманная муть.

— Давно в подпространстве? — спросил он.

— Скоро два часа как. Олег повредил один из нападавших кораблей, нам досталось по корпусу. Мелочь, на базе три часа работы.

— Куда идем?

— К Земле, куда же. Высадим тебя, доложим по команде о нападении и, скорее всего, прочешем этот курорт. Жаль — не сезон, классно можно было бы отдохнуть.

Седов встал с кресла, повел плечами, разминаясь. В теле была какая-то тяжесть. Мышцы стянуло холодом, будто он побывал в открытом космосе без скафандра. Юрген хлопнул его по плечу.

— Ну-ка, пойдем, пошепчемся.

Они вышли из рубки, миновали отсек спасательных капсул. Освещение было притушено, магнитные подошвы лязгали по шершавому полу. Юрген, пригнувшись, прошел через низкий люк в десантный отсек и закрыл тяжелую крышку.

— Рассказывай, — он уселся в противоперегрузочное кресло и уставился на Седова.

— Что рассказывать-то? Сам ничего не понимаю. Не мог я от перегрузок так вырубиться.

— То-то и оно, что не мог. Что ты везешь?

Седов закряхтел и потер подбородок.

— Долгая история, — сказал он.

— Ничего, время есть.

— В общем, вызов курьера был самый обычный…

Гул двигателей был почти неслышен и слова, будто метались по пустому отсеку, прежде чем затаиться в насыщенном запахами ружейного масла озонированном воздухе. Юрген слушал молча, изредка покусывая губы. Выслушав Седова, он некоторое время молчал.

— А раньше такое бывало, когда ты возил в себе органику? — спросил он.

— Никогда. Технология разработана несколько десятилетий назад. Сбоев не было. Может, я и вправду старею, а?

— Черт его знает. Ладно, пойдем в рубку, скоро Земля. Но я тебе советую, хоть ты никогда меня и не слушал: постарайся быстрее освободиться от той мерзости, которая в тебе сидит.

— А ты от своих железок.

— Опять за свое, — Скарсгартен с досадой хлопнул себя по коленям.

— Ладно, ладно. Все равно я ухожу с этой работы.

— И что будешь делать?

— Там видно будет.

«Вампир» вышел из подпространства в карантинном секторе Земли. Серая муть за окном уступила месту искристому свечению, словно корабль пробивался сквозь морозную метель. В обзорном экране возник неправдоподобно огромный шар Земли, окруженный дымкой атмосферы, размывающей его края. Над Дальним Востоком висела облачность, Японские острова были полускрыты очередным тайфуном. Шерстнев виновато развел руками.

— Побыстрее хотелось, — сказал он.

— А мне из-за твоей лихости по шапке дадут. Вот как-нибудь въедешь в околоземную станцию и… — Скарсгартен махнул рукой, — ладно. Сергей, можешь обосноваться у меня, Кристина только рада будет. Если не застанешь ее, ключ возьмешь у соседки. Помнишь, вредная такая старуха.

— Помню, — Седов усмехнулся, — жива еще?

— Что с ней будет, жива.

— Договорились. Я всего на день, а потом к Ингрид в Эдинбург. Она дала мне ключи, а сама обещала дня через четыре появиться.

На панели внезапно замигали тревожные сигналы. Шерстнев, ругаясь, забегал пальцами по сенсорам управления.

— Ничего не понимаю, — бормотал он.

— Что такое? — спросил Седов.

— Угроза столкновения. Полковник, вам лучше перейти в десантный отсек.

— Верно. Олег, ты с нами?

— Нет, я здесь посижу, — сказал Судаков. — У меня предчувствие, что я понадоблюсь.

Юрген подхватил Седова под руку и повлек из рубки. Они едва успели устроиться в креслах и пристегнутся, как корабль начал маневр. Включилась громкая связь.

— Полковник, открыты два окна перехода. Это наши знакомые.

— Понял. Сергей, быстро за мной! Дьявол, как они узнали, что мы идем к Земле?

— Ингрид…

— Потом разберемся.

— Полковник, — голос Судакова был спокоен, даже меланхоличен, — я не могу стрелять. На подходе околоземная станция.

— Вызывайте подмогу, нечего геройствовать. Седой, пора позаботиться о здоровье. Давай к капсулам.

Выбравшись из кресел, они бросились в спасательный отсек. Стальные двери с шипением ушли в стену. Юрген втолкнул Седова в капсулу.

— Управление помнишь?

— Дай сообразить.

— Неважно, стартуешь, со станции тебя подберут.

— А ты?

— Это как дело сложится. Пока сиди здесь и не дергайся. Если будет худо — я скажу.

Юрген проследил, как Седов устроился в капсуле, хлопнул по плечу и выскочил из отсека. Сергей подключился к внутренней связи. Коротко переговаривались Шерстнев с Судаковым. Корабль маневрировал на тихом ходу. В их переговоры влился голос Юргена.

— Помощь запросили?

— Да. С лунной базы стартует «Немезис». Будет здесь через час, — ответил Судаков.

— Долго. А что Земля?

— Со станции спрашивают, что происходит. Кирилл, они на таран, что ли, идут?

— Не знаю.

— Доверни немного. Вот так.

«Вампир» тряхнуло.

— Отставить, — заорал Юрген, — ты что, спятил?

— Я все равно не попал, так, попугал немного.

— Ковбой хренов… Алло, карантин? Полковник Скарсгартен. Да. Нас атакуют неопознанные корабли, вам лучше отойти. Нет, мы в своем уме… Кирилл, отворачивай…

Сильный удар по корпусу заставил Седова схватиться за ручки кресла. «Вампир» стал куда-то проваливаться, скрежет столкновения заставил Сергея на секунду зажмуриться. Он бросил взгляд в открытую дверь отсека. «Что я успею увидеть? — пронеслось в голове, — вминающийся внутрь корпус, обожженную космическим холодом обшивку чужого корабля и все! Взрыв и темнота. Это будет быстро, я даже испугаться не успею. Или стартовать сейчас? А Юрген и ребята?»

Он увидел, как с потолка коридора водопадом обрушились искры… Несколько горящих звезд расплавленного металла, фырча, влетели в спасательный отсек.

Вот, сейчас… Нет, что-то не так. Седов схватился за гарнитуру переговорного устройства.

— Юрген, к нам, кажется, гости!

— А-а… да. С ума сойти, — отозвался тот, — «Вампир» берут на абордаж! Судаков, за мной. Кирилл, держи второго на расстоянии. Карантин отвалил?

— Да.

— Тогда не церемонься.

Визг прорезающего корпус «Вампира» инструмента рвал мозг в куски. Седов стал выбираться из капсулы. В отсек, прикрывая лицо от летящих искр, ввалился Скарсгартен и пихнул его обратно.

— Сергей, уходи немедленно. От тебя, извини, пользы будет мало.

— Пошел ты, знаешь куда, — заорал Седов, — лучше оружие дай.

— А я говорю: пошел вон отсюда, кретин. С тобой еще возиться не хватало!

— Пусти, сволочь…

Седов, побагровев от злости, попытался оттолкнуть Скарсгартена. В коридоре загрохотало: кусок корпуса, вырезанный по размеру переходного шлюза атакующего корабля, упал внутрь. Послышались нечленораздельные крики, и в проеме двери спасательного отсека возникла фигура в облегающем металлизированном комбинезоне. Юрген коротко глянул назад и без замаха ударил ногой, попав нападавшему в лицо. В двери, направляя на них короткоствольное оружие, возникли еще два силуэта. Юрген, свернувшись в кольцо, как атакующая змея, подкатился им под ноги. Один успел нажать спуск, фиолетовая молния чиркнула по обшивке капсулы. Юрген, крутанувшись волчком, ударил локтями. Хрустнули лицевые кости, два тела стали оседать на пол. Скарсгартен исчез в коридоре. Седов выбрался, наконец, из капсулы, подхватил упавший бластер и, перепрыгнув через неподвижные тела, выскочил за ним. В потолке зияла прямоугольная дыра, резко пахло горелым металлом, дым резал глаза. Споткнувшись о лежащий на полу вырезанный кусок обшивки, Седов упал на четвереньки, перевернулся на спину и выстрелил в грудь падающего на него из дыры в потолке противника. Это был клон — Седов узнал его даже в полутьме. Заряд взорвал грудную клетку клона, брызнул фонтан темной крови с осколками костей. Тяжелое тело придавило Сергея к полу. Сбросив с себя труп, Седов встал на колени и огляделся. Неподалеку, держась руками за горло, стоял Судаков. Юрген, танцуя в полутьме коридора вокруг двух клонов, словно играл с ними в пятнашки, легко парируя их удары. Несколько неподвижных тел скорчились вдоль стен. Судаков протянул руку.

— Седов…

Из рваной дыры в потолке посыпались нападающие. Седов вскинул руку с оружием. Клон в поблескивающем комбинезоне ударил его по кисти, бластер улетел в сторону, рука сразу онемела. Совсем близко Сергей увидел пугающе бесстрастное лицо с мертвящим неподвижным взглядом черных глаз. Удар в грудь повалил Седова на пол. Он почувствовал, как его схватили за ноги и потянули под отверстие в потолке. Сергей попытался ухватиться за что-нибудь, отбиваясь ногами. Хватка чужих рук ослабла, ноги освободились. Отдуваясь, Седов приподнялся на локтях. Склонившийся над ним Судаков протянул руку, другой продолжая массировать горло.

— Вставай. Говорил я, что ты багаж. Багаж и есть.

Огрызнуться Седов не успел.

— Рядом открываются еще два колодца перехода, — проревел в динамиках голос Кирилла.

— Олег, к орудию, — рявкнул возникший рядом Юрген.

— А здесь еще не все, — Судаков кивнул в сторону отверстия в корпусе, — похоже, это только первая волна.

— Седов, мне что, вырубить т-тебя и отправить отсюда с-связанным, — от злости Скарсгартен начал заикаться, что бывало с ним крайне редко.

— Я не уйду, — сказал Сергей, набычившись.

— Еще как уйдешь!

Седов вдруг обмяк и, хватая ртом воздух, стал оседать на пол.

— Что? Что? — Юрген, подхватив Сергея, тряхнул его.

— Опять…

Седов почувствовал, как его подняли на плечо и понесли. «Как тогда, в баре», — подумал он. Сквозь наваливающееся забытье Седов увидел склонившееся над ним лицо с льдистыми голубыми глазами.

— Слушай, Седой, я тебя прошу, уходи. На карантинной станции врачи, они хоть что-то сделают. Я тебя умоляю! Ты только мешаешь. Ну, давай, старик.

Юрген на секунду прижался небритой щекой к лицу Седова, затем перегнулся через него к панели управления и хлопнул ладонью по красной кнопке аварийного старта. Люк капсулы пополз вниз. Юрген быстро отпрянул назад, махнув Сергею рукой. В коридоре грянули выстрелы, и Скарсгартен метнулся к выходу из спасательного отсека.

Судороги согнули тело пополам и Седов почти не почувствовал толчок, выбросивший капсулу из корабля. В голове опять замелькали картинки из жизни, кровь, казалось, закипела в венах, все убыстряя свой ток. Заработал двигатель, уводя капсулу от «Вампира». Седов кое-как дотянулся до управления, развернул капсулу, выключил двигатель и открыл обзорный экран. Солнце слепило глаза, и он включил светофильтры. Картина схватки казалась нереальной. Ярко освещенный «Вампир» с прилипшим к нему кораблем противника, медленно кружась, уплывал от капсулы. Еще один чужой корабль маневрировал под огнем Шерстнева, третий швартовался к повисшему на «Вампире» «Симбе». Седов увидел вспышку орудийного выстрела. Маневрировавший корабль закрутился, разбрасывая куски корпуса. Внезапно что-то изменилось в картине боя. Прилипший к «Вампиру» корабль будто вспух и стал раскрываться, подобно бутону цветка. Из щелей ударило короткое пламя. Взрыв накрыл абордажный корабль Скарсгартена. «Вампир» завертело. Словно раздираемый неведомой силой, он начал распадаться, медленно, неторопливо, будто находился в воде, а не в безвоздушном пространстве.

— Уходи, Юрген, уходи, — прошептал Седов.

Кто-то опять зашевелился внутри него, будто невидимый кукловод дергал за ниточки, заставляя сокращаться мышцы рук и ног. Сердце бухало в ребра, пытаясь выбраться наружу. В ушах звенело, казалось, голоса погибающих людей пробились сквозь космический вакуум, чтобы проститься с Седовым. Опять перехватило дыхание. Зрение обострилось — он различал мельчайшие детали. Прямо на капсулу неслись обломки взорвавшегося корабля. Это мимо, это тоже, отстраненно, словно глядя из зала на сцену, отмечал он. А вон тот может попасть. Обломков было столько, что из-за них Сергей не видел, что происходит с «Вампиром». Крупный осколок ударил в обзорный экран. По стеклу побежали трещины, засвистел уходящий воздух.

— Ну, вот и все… — пронеслось в голове, — дети… Лидия, Лешка… Все.