Точка отсчета

Николаев Андрей Евгеньевич

Глава 15

 

Челнок заходил на посадку. Внизу показалось устье Лимы с бывшими судоверфями, превращенными в парк водных аттракционов. С океана шла длинная пологая волна и ей навстречу спешил целый косяк рыбацких суденышек — местные жители не оставляли древнее ремесло, позволявшее им существовать за счет туристов круглый год. Всходило солнце, освещая первыми лучами одетые в золото и пурпур пологие лесистые горы, подступавшие к Виана-ду-Каштелу с востока, расцвечивало белые домики с красными черепичными крышами. Седов поймал себя на том, что не может оторваться от иллюминатора, будто кто-то заставлял его смотреть вниз, запоминая новые места.

— Приятный городок, — сказал Уотерс, — только улицы уж очень узкие, да еще большинство вымощены булыжником. И домишки в два-три этажа. То ли дело в Монреале. Бывали?

Седов отрицательно покачал головой. Так уж получилось, что он побывал на многих планетах. Когда вышел в отставку по ранению, решил, что если уж не довелось побывать с официальными визитами боевых кораблей, то хотя бы как турист их облетит. С турпоездками не сложилось, но большинство освоенных планет он все-таки посетил благодаря своей работе. А вот по Земле так и не побродил…

База, оборудованная для приема челноков и ботов с орбиты, располагалась к югу от города. Пробежав по короткой полосе, челнок подрулил к выкрашенному в защитный цвет ангару, рядом с которым высилась, сверкая на солнце, стеклянная башня управления полетами с традиционным полосатым чулком на флагштоке.

Коммодор Уотерс первым сошел на бетон, принял рапорт командира базы, рыхлого крупного лейтенанта и, взяв его под локоть, отвел в сторону.

Седов вдохнул полной грудью прохладный воздух с запахом хвои — базу окружали поросшие невысокими соснами горы, потянулся. Удивительно, но несмотря на то, что он явно не выспался, да к тому же сутки назад побывал в серьезной аварии, чувствовал он себя прекрасно. Тело просило действия, хотелось пробежаться, потаскать тяжести, может быть, провести раунд-другой со спарринг-партнером, чего он не делал уже несколько лет. И что странно, он не ощущал, что только что принял почти стакан виски — голова была ясная, будто он не употреблял спиртное, по крайней мере, неделю. Даже курить не хотелось.

Вокруг челнока уже суетились техники, цепляли его за шасси, чтобы тащить в ангар, и косо посматривали на Седова, щеголявшего в больничном халате с торчащими из-под коротковатых пижамных штанов голыми ногами.

Уотерс отпустил, наконец, лейтенанта и, поманив Седова, направился к одноэтажному строению, полускрытому под деревьями. Шествовал он, высоко подняв голову, почти по-парадному отбивая шаг. В штатском он, конечно, смотрелся бы смешно, но в форме выглядел внушительно, несмотря на свой рост. Вряд ли кто из его подчиненных улыбнулся бы сейчас при взгляде на его ладную, словно облитую кителем фигуру. Шлепая задниками тапочек, Седов поспешил за ним.

— Я распорядился подобрать вам форму, — сообщил Уотерс, криво усмехнувшись при виде того, как Седов безуспешно пытается пристроить слишком длинный пояс халата, — другой одежды здесь не найдешь.

— Сойдет и форма.

— Вот и отлично. Позавтракаем, через час нас подбросят в Порто, а там рейсовым лайнером до Гамбурга.

После завтрака, состоявшего из холодной запеченной рыбы и овощного салата, который коммодор, а вместе с ним и Седов, запивали кислым белым вином, когда они коротали время в кабинете командира базы за кофе, принесли пятнистую форму морского пехотинца. Седов, давно отвыкший от подобной одежды, с удивлением обнаружил, что одевается на автомате — руки не забыли, какие пуговицы застегивать в первую очередь и как подгонять ремень на слегка расползшейся талии. «Как на велосипеде кататься, — подумал Сергей, — раз научишься — всю жизнь не забудешь».

Лейтенант провел их к пятнистому глайдеру, который ждал возле башни управления. Поднялся легкий ветер и Седов, сунув кепи под погон, подставил ему лицо. Все-таки нигде так не пахло домом, как на Земле. Пусть освоенные планеты терраформированы, пусть покрыты прижившимися земными деревьями, пусть в лесах размножилась завезенная живность, теперь он понял — только на Земле его дом и ради этого следовало помотаться по космосу почти три с половиной десятилетия.

Уотерс переговорил с лейтенантом, козырнул, подал на прощанье руку и с хмурым лицом полез в глайдер. Седов устроился рядом с ним на заднем сиденье. Молодой морпех, сидевший в пилотском кресле, видимо, решил показать класс, и рванул машину свечкой в небо.

— Легче, сынок, — охладил его Уотерс, — я тебе не девочка, чтобы при подобных кренделях терять дар речи и бросаться на шею, — он повернулся к Седову, — я попытался через своего знакомого в Совете Безопасности выяснить, в чем вас могут обвинить. Лейтенант только что передал мне ответ.

— И в чем же я виновен? — хмыкнул Седов.

— Неизвестно, — Уотерс пожевал губами, — более того, ни в одном из территориальных отделений, а также во внеземельных резидентурах Совета Безопасности, майор Грабер не числится. Я передал на карантинную станцию приказ задержать его, но уверен — его там уже нет.