Точка отсчета

Николаев Андрей Евгеньевич

Глава 18

 

Поднявшись на второй этаж, где у Скарсгартенов располагались два гостевых апартамента, Седов зашел в комнату к Юргену и выбрал брюки и льняной джемпер. Потом он долго плескался под душем, наслаждаясь тугими струями, не торопясь оделся. Джинсы оказались немного узковаты. Юрген был на полголовы выше Седова и Сергей подвернул штанины. Когда он спустился вниз, Кристина объявила, что все готово, но ужинать они будут во дворе. За домом, в старом яблоневом саду, стоял тяжелый дубовый стол, на котором уже были расставлены тарелки, бокалы, лежал в корзинке хлеб, и красовалась глубокая миска с салатом. Две бутылки белого «Мозеля» дополняли картину.

Пока Жаклин делала игривые замечания, по поводу того, что им стоит посмотреть в Санкт-Паули, Седов открыл вино. Из дома появилась Кристина с чугунной кастрюлькой, которую она несла с помощью фланелевых рукавичек. Она поставила кастрюльку на стол и жестом фокусника сняла крышку. Седов повел носом, заглянул внутрь и застонал — это был судак, тушеный в сливочном масле, яйцах и сметане.

Выпили по бокалу вина, и несколько минут не было слышно ничего, кроме звяканья ножей и вилок. Никогда еще пища не казалась Седову такой вкусной. Второй бокал он поднял за присутствующих дам и в особенности за хозяйку дома, а третий — опять-таки за хозяйку и за обормота-Юргена, который не понимает, какое счастье ему досталось.

— Вот так ему и скажи, — кивнула Кристина, подкладывая Седову рыбу.

Потом пили кофе: Седов с коньяком, а женщины с ликером, и любовались высокими, светящимися в лучах заходящего солнца облаками.

Кристина вздохнула.

— Ну что вас, мужиков, несет в этот дурацкий космос? Пустота, холод, смерть. Вот скажи, Седов, где ты видел такие закаты?

— Нигде не видел, — согласился Сергей.

Ему и вправду казалось, что ничего прекраснее этой увядающей, начинающей желтеть зелени старых яблонь, этих розовых облаков, этого синего высокого неба он не видел нигде, хотя уже и сбился со счета, на скольких планетах побывал.

— А мне хочется улететь отсюда подальше, — не согласилась Жаклин, — надоело здесь все. Ну, природа, ну, луна светит. А я хочу видеть одновременно две луны, три, и чтобы все разноцветные! И чтобы деревья синие, а трава фиолетовая! И вообще, мы поедем развлекаться сегодня или как? — неожиданно закончила она.

— Девочка, может, вы без меня развлечетесь? — сказала Кристина, — я что-то не в себе. А Седов тебе компанию составит. Сергей, это вы с коммодором виноваты. Как бревном меня огрели. Знаешь ведь, что когда Юргена нет, я так и жду, что кто-то постучит в дверь, как сегодня, и скажет: фрау, ваш муж… и так далее и тому подобное. Если бы он мне не позвонил за полчаса до вашего прихода… а, да что говорить.

— Ну, извини, — сказал Седов, — ты знаешь, я тоже не в себе был.

— Серж, а вы правда составите мне компанию? — встряла Жаклин.

Седов покачал головой. Всем хороша девица, вот только такта ни на грош.

— Конечно, составлю. Только если мы пойдем на Рипербан, то вам лучше одеться, говорю как мужчина, иначе местные э-э… профессионалки могут устроить скандал.

— Да, дорогая, — поддержала Кристина, — пойдем-ка, я тебе что-нибудь найду. Брюки какие-нибудь, куртку. Мы недолго, Сергей.

Седов налил себе еще кофе, плеснул в бокал коньяку и сказал, что они могут не торопиться.

Отхлебнув коньяка, он поднес ко рту чашку с кофе, и в этот момент коммуникатор на руке завибрировал. Седов выругался: кто бы это ни был, вызов был не ко времени. Говорить ни с кем не хотелось — сидеть бы вот так под яблонями, пить вино, болтать с Кристиной и ее подругой, так нет, не дают расслабиться. Он ответил на вызов и тотчас же пожалел об этом — на экране высветилось недовольное лицо его непосредственного шефа, Дитмара Клозе. Выражение лица Клозе всегда было недовольным: отдавал ли он распоряжения курьерам, говорил о погоде или просил секретаршу заварить кофе. Возможно, выражение лица у него менялось, когда он беседовал с директором «Экспресс деливери», но этого Седов не знал, поскольку на таких встречах не присутствовал.

Клозе хмуро взглянул на Сергея, будто вспоминая, зачем его вызвал, пошлепал губами и, наконец, сказал:

— Господин Седов, я вынужден напомнить вам, что вы находитесь на службе и обязаны были явиться в контору еще сегодня утром.

— Возникли непредвиденные обстоятельства, — Седов сдержался, хотя ему очень хотелось послать Клозе подальше вместе с конторой.

— А вам известно, что вызов, по которому выработаете, незаконен? Субстанция, которую вы должны доставить адресату, является собственностью компании «Биотех». Ее представители уже связались с нами, предоставили документы, подтверждающие их претензии, и мы вынуждены были согласиться, что претензии эти обоснованны, — Клозе приблизил лицо к передающей камере и понизил голос, — господин директор весьма озабочен.

«Чего это он озаботился? — подумал Седов, — будто мы первый раз выполняем полулегальные заказы».

— Компания «Биотехнолоджи инкорпорейтед» имеет очень большой вес в том сегменте деловых операций, с которыми мы имеем дело.

Любовь Клозе к запутанным и высокопарным выражениям была общеизвестна, и Седов уже давно научился переводить речи начальника на нормальный язык. Говоря проще, «Экспресс деливери» больно наступили на хвост и теперь директор изворачивался, чтобы избежать судебного иска.

— Где вы сейчас находитесь?

Врать не имело смысла наручные коммуникаторы, если не были подключены к стационарным, работали только в пределах Земли, а отследить, идет сигнал напрямую или транслируется внеземными станциями, было несложно. Другое дело, что местонахождение Седова по коммуникатору могли засечь только полиция и Служба Безопасности. Так, во всяком случае, считалось, хотя, как знал Седов, и разведка Объединенных вооруженных сил, и воинские контингенты стран, входящих в Лигу, имели собственные средства обнаружения.

— Я на Земле, — буркнул Седов.

— Очень хорошо, — удовлетворенно кивнул Клозе. — Мы постараемся исправить вашу оплошность. Вы должны явиться в ближайшее из подразделений «Биотеха», передать им груз, после чего вам, как обычно, будет предоставлен недельный отпуск для восстановления, — Клозе улыбнулся, что было для него совсем уж необычно, — кстати, где именно вы находитесь?

Седов начал злиться.

— Господин Клозе, за прошедшие двое суток меня дважды пытались убить, погиб человек, который мне помогал и сам я чувствую себя не вполне хорошо. С вашего разрешения я отложил бы визит в «Биотех» до завтра.

— Об этом и речи быть не может, — Клозе даже замахал руками, — нас уже предупредили, что судебного иска можно избежать только в случае немедленного возврата биоматериала.

— Хорошо. Я в Исландии, — сказал Седов, — в Рейкьявике. Так уж получилось, что у меня не было выбора — с карантинной станции, где я находился, посадочный модуль доставил сюда очередную смену персонала. Вы, наверное, знаете, что карантинные станции жестко привязаны территориально?

— Конечно, — важно кивнул Клозе, выслушав бред, который преподнес ему Седов, — ничего страшного. Сделаем так: берите глайдер для перелетов средней дальности и вылетайте на Ньюфаундленд. Утром в Сент-Джонсе, скажем, в шесть утра, вас встретит представитель «Биотеха» и вы уладите с ними все дела к всеобщему удовлетворению.

— Слушаюсь, — сказал Седов.

— Я надеюсь на вас, — строго сказал Клозе и отключился.

Сергей встал из-за стола и подошел к каменному мангалу, вкопанному в землю. Сняв с руки коммуникатор, он положил его на камень, огляделся, вернулся к столу и взял чугунную кастрюльку. Взвесив ее в руках, он с размаху опустил посудину на коммуникатор. Брызнули осколки.

— Все равно я собирался увольняться, — проворчал Седов.