Точка отсчета

Николаев Андрей Евгеньевич

Глава 42

 

Седов возник в углу кабинета, в тени, бесшумно шагнул на свет и оглядел присутствующих.

— Да, — медленно сказал он, — Марсель Делануа был прав.

— Относительно чего? — стараясь казаться спокойным, спросил Бриджес.

— Узнаете у него, — Седов похлопал ладонью себя по груди, — если он вам скажет.

Не сделав ни одного движения, Сергей внезапно оказался перед Таубергом. Тот отпрянул от неожиданности. Седов распахнул на нем пиджак и вырвал из кобуры «Стенмэн». Глядя Таубергу в глаза, он ткнул ствол ему под подбородок.

— Ну и как ощущение? — спросил он сдавленным от бешенства голосом.

— Прекратите! — воскликнул Бриджес.

— Он не сделает этого, — сказала Джиллиан.

— А так хочется, — сказал Седов, опустил пистолет, разрядил его и бросил на пол, — что дальше?

— Дальше вы вернете то, что принадлежит нам, — заявил Бриджес и добавил, взглянув на Тауберга, — а потом можете быть свободны.

— А дети?

— Мы отпустим их.

— Какие гарантии?

— А зачем нам ваш сын, если мы получим то, что нужно. Я уже говорил: они ничего не вспомнят, — Тауберг поправил пиджак и вытянул руку по направлению к двери, — прошу.

— И я вам больше не понадоблюсь?

— Нет. Вы ничего не докажете, даже если захотите.

В приемной трое охранников вылупили глаза, глядя на Седова, который вышел из кабинета директора. Бриджес неприязненно взглянул на них, но промолчал, Джиллиан прошествовала, не замечая секьюрити, а Тауберг сделал знак, что все в порядке. Все четверо вошли в скоростной лифт, Бриджес нажал кнопку и пол провалился под ногами.

Джиллиан с интересом рассматривала Седова. Почувствовав ее взгляд, Сергей повернул голову. Он был спокоен, во всяком случае, внешне. Миссис Бриджес облизала розовым язычком полные губы, уголки ее рта слегка приподнялись в усмешке.

Двери лифта распахнулись, Тауберг прошел вперед, показывая дорогу.

Лаборатория была пуста. Седов увидел небольшой бассейн, наполненный розоватой жидкостью. Бриджес склонился над пультом, набирая программу.

— Начнем, пожалуй, — сказал Тауберг.

Седов снял куртку и принялся расстегивать рубашку.

— Прости, Мук. Я не могу иначе. У них мой ребенок.

— Я понимаю. Почему ты приказал мне молчать?

— Не ты один можешь подслушивать мысли.

— Да, это правда, — Мук помолчал и Седову показалось, будто он вздохнул, — он обманет тебя.

— Надеюсь, что нет.

Седов спустился по металлической лестнице на деревянный настил, лег и закрыл глаза. Бриджес наклонился через бортик и сделал ему укол в артерию на шее.

— Прощай, Мук. Мне будет не хватать тебя.

— Прощай. Мне грустно.

Жидкость взбурлила и, как показалось Седову, стала густеть, связывая тело. Промелькнули образы Лешки, Ингрид, Юргена и Кристины, он отогнал их, как прогоняют не вовремя заглянувшего в спальню родителей ребенка. Седову показалось, будто что-то уходит из него, оставляя после себя пустоту и ощущение потери. Ему снова представился вихрастый мальчишка, который покидает его, несмотря на то, что им обоим не хочется расставаться.

— Будь счастлив, малыш…

Было холодно. Голова кружилась, звуки долетали издалека, словно пробивались сквозь слой ваты, прежде чем достигнуть ушей.

Седов открыл глаза. Матовый стеклянный потолок медленно прекратил свое вращение, и Сергей тотчас же вспомнил, где находится. Он скосил глаза. Жидкости не было, он лежал на настиле, и его бил озноб.

— …не здесь. Но все это мелочи. Основное сделано. У меня уже есть предложения и думаю, что проблем со сбытом не будет. Конечно, до массового производства еще далеко. Потребуется изучение психики анимата, степени его воздействия на организм человека, анализ генетических изменений…

— Он очнулся, — сказал Тауберг и Бриджес замолчал.

Седов, упираясь локтями в настил, сел, переждал головокружение и стал подниматься по лестнице из бассейна. От слабости его качало, но он стиснул зубы, чтобы не показать своего состояния.

— Как вы себя чувствуете? — спросила миссис Бриджес.

— Прекрасно, — ответил Седов, одеваясь.

Пальцы рук были словно чужие, ноги не держали и он одевался медленно, не показывая слабости, будто торопиться ему было некуда.

— А по вас не скажешь, — равнодушно заметила она и отвернулась, явно потеряв к нему интерес.

Седов надел куртку и, наконец, согрелся. Он посмотрел в пустой бассейн. Ни следа жидкости, ни следа…

— Я могу идти? — спросил он.

— Конечно, как мы и договаривались, — подтвердил Тауберг. — Сына с его подружкой вы найдете на островах Ралик в двух с половиной тысячах километров на северо-восток от Новой Гвинеи. Четвертый остров в архипелаге. Где вы оставили глайдер? Мы можем вас подбросить.

— Доберусь сам, — Седов направился к лифту, — распорядитесь, чтобы меня не задержали ваши люди.

— Я уже отдал приказ.

Возле лифта Седова поджидал охранник в форменной одежде с парализатором в руке. Посторонившись, он пропустил Седова в лифт.

Тауберг и Бриджес, под руку с Джиллиан вернулись в кабинет директора. Бриджес открыл бар, выбрал бутылку виски.

— Можно и отпраздновать, — сказал он, — я не думал, что все пройдет так гладко. Сколько мы возились?

— Три с половиной часа.

— Распорядитесь, чтобы материал отправили в штаб-квартиру.

— Он уже на пути туда, — ответил Тауберг, принимая из рук Бриджеса бокал.

— Дорогая, ты что-нибудь выпьешь?

Джиллиан, стоявшая возле окна, отрицательно покачала головой. Бриджес подошел и встал рядом.

— На что ты смотришь?

— Смотрю, как он уходит.

Далеко внизу маленькая фигурка упрямо шагала сквозь встречный ветер к обрывистому берегу, выходящему к заливу святого Лаврентия. Бриджес коротко хохотнул, достал сигару и, откусив кончик, не торопясь, со вкусом раскурил.

— Тебе его жалко? Не беспокойся, мы его еще увидим.

— Жалко? Что за глупости, — возмутилась Джиллиан. — Стефан, а вы не перемудрили?

— Нет, миссис Бриджес, — Тауберг присоединился к ним, задумчиво разглядывая далекую фигуру на берегу, — его надо было отпустить. Думаю, он подстраховался. Пусть считает, что свободен.

Седов вышел на берег. Шторм не унимался. Волны били о камни, бросая в лицо стылые брызги. Он оглянулся на зеркальное здание «Биотеха». Выходит, О'Брайан не погиб пять лет назад. Надо бы сообщить Делануа, что он оказался прав.

Седов спрыгнул вниз, где под обрывом стоял глайдер, который он угнал в Квебеке. Он забыл поднять стекло, и кресла были влажными от залетавших в салон брызг. Седов поежился, смахнул с сиденья водяную пыль, поднял стекло и включил двигатель. Теперь к Лешке. Отправить его к матери, за пять световых лет, а потом уже можно будет подумать и о Тауберге, и о Бриджесе, и о компании «Биотех». Он, конечно, не сможет их остановить, а значит «стадия покоя» для человечества завершается.

Но отомстить он успеет.