Волчья Империя

Даль Дмитрий

Глава 9

Лунная база

 

Перед первым боевым вылетом Марк Один волновался. На симуляторах он налетал несколько тысяч часов, можно сказать, сроднился уже с креслом пилота, но вот чтобы самому, без поддержки инструкторов и старших товарищей вывести боевой коч серии «Молния» в космос, это уже другое дело. Это серьезное испытание.

Марк сперва все в себе хранил. Но день проходил за днем, приближалось время вылета, а волнение не исчезало, только усиливалось. Тогда он все-таки решил поделиться переживаниями с близкими друзьями, и отправился на поиски Марса Ветра.

Лунная база, некогда заброшенная на несколько тысячелетий, была заново отстроена и обновлена семь лет назад. Тогда по приказу князя Нортейнского была запущена космическая программа, к которой государство готовилось последние десять лет. После реконструкции Лунной базы, получившей название «Гнездо глухаря», она была существенно расширена и модернизирована, были пристроены новые жилые и рабочие модули. В первые годы в «Гнезде глухаря» на постоянной основе жило и работало сто двадцать три специалиста, большую часть из них составляли военные, первый выпуск Воздушно-Космической Академии и обслуживающий персонал боевых оборонных станций. К настоящему моменту контингент Лунной базы увеличился до трехсот человек. Количество боевых отрядов, состоящих все сплошь из новых машин класса «Молния» и «Заря», выросло в три раза. Здесь проходили практику лучшие выпускники ВКА, в число которых попали Марк Один, Ян Довчек, Лумир Борсен и Марс Ветер.

Лунная база представляла собой большое количество жилых и рабочих модулей, соединенных между собой напрямую, стена в стену, либо разнообразными туннелями, которые были проложены под лунной поверхностью. Если посмотреть с лунной орбиты на «Гнездо глухаря», то оно выглядело, как колония огромных внеземных грибов, белые купола, липнущие друг к другу.

В это время дня он рассчитывал найти Марса Ветра у себя в комнате. Урочные часы уже закончились, а время до обеда еще оставалось. Каждый уважающий себя практикант, если он, конечно, не обременен дежурством или каким-либо наказанием в виде обязательных работ, предпочитал скрыться подальше от начальственных глаз у себя в отсеке и никуда не показываться до следующего учетного времени. Можно было почитать, посмотреть учебные видеофильмы, просмотр художественных картин курсантам-практикантам было не положен, только в строго отведенные для этого часы, да мало ли какие личные дела могут быть у молодых людей. Девушек среди прибывших на прохождение практики не было. Марк, конечно, слышал, что среди пилотов встречаются девушки, но вот видеть не видел, поэтому считал все это досужими вымыслами, враками, не достойными внимания.

Как он и предполагал, Марс Ветер сидел у себя в отсеке и корпел над обучающими играми. Сейчас он прогонял через симулятор навигационные программы, прокладывал маршруты через Солнечную систему с разными вводными. Услышав шум открывающейся двери, Марс разорвал соединение с программой и обернулся, увидел замершего на пороге Марка и улыбнулся.

– Привет. Давно тебя не видел. Совсем забыл старого друга. Правда, у меня тоже после тех приключений ни минуты свободного времени.

Ветер намекал на потасовку, в которую они ввязались против бойцов Серых бригад. Тогда они чудом избежали наказания. Лех Шустрик сдержал обещание, замял все вопросы с трактирщиком, переговорил с Крушилой, до которого уже дошла официальная жалоба от руководства Серых бригад. Скандала удалось избежать. Дядька Крушила, конечно, поворчал, почитал Марку нотации, но все больше по обязаловке. Один чувствовал, что в душе дядька Крушила гордится им, окажись он на его месте, то сам бы не отказался намять бока этим мерзавцам, примазавшимся к органам полиции. На них возложили честь охранять покой и свободу граждан княжества Нортейн, а вместо этого они часто устраивали дебоши, пьянки, да сами подставляли граждан под ножи и кастеты грабителей и убийц своим непрофессиональным поведением. Оставалось только удивляться, почему князь Волк продолжает терпеть на своих улицах эту невоспитанную, мало пригодную к службе свору дворовых шавок. Но тут, похоже, был скорее политический вопрос.

Чудом избежав отчисления из Академии, ребята с головой погрузились в учебу. Как-никак до выпуска оставалось всего ничего. Промелькнула осень, вступила в свои права зима. Отгремели зимние экзамены, которые ребята с разным успехом, но сдали. Каникулы Марк провел у родителей, скрываясь от всех и вся. Только один раз он покинул замок Одинцово, заметая следы, на перекладных добрался до столицы, где встретился с друзьями, чтобы душевно с ними посидеть в одном из маленьких тихих кабачков. Обошлось без происшествий.

Весна быстро промелькнула, а за ней наступил первый летний месяц и подготовительная экзаменационная пора. За ребятами Марк не следил. Только знал, что все они с честью сдали экзамены, защитили свои дипломы и получили распределение на Лунную базу для прохождение практики. Там они вновь и встретились.

Правда, на тесное общение времени не хватало. Шла подготовка к первым самостоятельным полетам. Да и про повседневные обязанности забывать не приходилось. Их обучали управлению боевыми оборонными комплексами, в простонародье БОК, рассказывали об истории родной планеты, об операции «Откат», которая была проведена ихорами, инопланетными захватчиками, им удалось в кратчайшие сроки замедлить развитие цивилизации землян, а затем и обратить этот процесс впять. Отдельные лекции были посвящены эпохе Лоскутных государств и политике социально-политического поддержания баланса сил. Все это сопровождалось показом учебных видеофильмов и демонстрацией репродукций шедевров мировой живописи, скульптуры и архитектуры, отражавших то или иное историческое событие.

Исторические лекции достигли конца эпохи Лоскутных государств, и Марк догадывался, что вскоре им предстоит услышать про начало Объединения, процесс, который начал князь Сергей Одинцов, по прозвищу Волк. Этим процессом он поставил под удар всю работу ихоров на планете, а вскоре в результате стремительного вторжения в Железные земли удалось полностью избавиться от присутствия инопланетных захватчиков на планете.

Некоторые курсанты ворчали. Мол, зачем им знать все это «историческое дерьмо». Они должны летать и сражаться с врагом, а не слушать, как их предки жили, да за что умирали. И Марк в какой-то мере мог их понять, некоторые лекции и правда были скучными, но это только на первый взгляд. Но он твердо верил в то, что без знания родной истории нельзя жить, развиваться и чувствовать себя полноправным гражданином. Без знания собственного прошлого нельзя понять всю степень угрозы, которую представляют для их свободы и независимости ихоры. В родной истории таятся разгадки на многие загадки прошлого, и ее знание во всех деталях и подробностях это грозное оружие, которое позволит избежать многих ошибок, выиграть тяжелые сражения в будущем.

– Чего замер на пороге? Проходи, садись. Будешь чай с шиповником? Очень вкусно, – заговорщицким тоном предложил ему Ветер.

– Да нет, пожалуй. Не до чаев мне сейчас, – садясь в кресло напротив друга, признался Марк.

– Подожди-подожди. Попробую догадаться. Первый вылет? – спросил Ветер и озорно подмигнул Марку. – Точно. Угадал же. Не боись. Мы через все это проходили. Ну почти все. У нас же еще ты остался, да Лумир. Старина Борсен тоже боится. Да еще как. Недавно тоже тут штаны просиживал. Надо было вас вместе объединить. У него тоже, кстати, завтра вылет. Он же, кажется, в твоем звене. Вот и поддержите друг друга.

– А как это, летать в космосе? – задал не дающий ему покоя вопрос Марк.

– Космос удивительное место. Ты словно провалился в сказку. И в то же время жутко одинокое. Стоит только представить, что вокруг тебя никого нет, что на многие миллионы километров ты один. От одной этой мысли, если позволить ей захватить твой разум, можно сойти с ума. Но в то же время это величественное зрелище. Твоя родная планета сбоку в иллюминаторе такая маленькая, вся огнями перемигивающаяся, и в то же время там живет такая прорва народу. Если все это сопоставить между собой, то можно свихнуться, – с восторгом на одном дыхании произнес Ветер. – Правда, говорят, что новички они всегда так реагируют, что постепенно это пройдет. Что рано или поздно с этим свыкнешься, и от той романтики, от которой меня всего сейчас так распирает, ничего не останется. Только сухой расчет профессионала, не более того. Но я лично так считаю, пока меня у меня душа поет, я буду получать от этого удовольствие. И ничто не может его омрачить.

– Вообще-то я тебя хотел спросить не об этом, – оборвал восторженные речи друга Марк.

Ветер захлебнулся на полуслове и недоуменно посмотрел на Одина. О чем он? Что еще можно спрашивать, когда речь идет о космосе, читалось в его глазах.

– Я хотел спросить, как это в первый раз в открытом космосе в пилотском кресле? – осторожно поинтересовался Марк.

Ветер нахмурился, насупил брови, словно напряженно о чем-то размышлял, затем лицо его прояснилось, и он воскликнул:

– Ах, ты об этом. Пустяки. Не стоит даже волноваться.

– Постой-ка, как это пустяки. Как это не волноваться, – не смог сдержать удивления Марк.

– Друг мой, у тебя какой налет на тренажерах?

– Тысяча двести двадцать два часа, именно на «Молнии», – тут же ответил Марк.

– Так чего ты боишься? В космосе то же самое, никакого отличия.

– Как это никакого отличия? – удивился Марк. – А если что не так пойдет, а если я не справлюсь. Рядом не будет инструктора, который сможет вмешаться и исправить положение.

– Дорогой мой, ты же, когда садишься за руль, мамочку с папочкой не зовешь с собой, чтобы они тебя на всякий случай подстраховали? Вот то-то и оно. Здесь то же самое. Если научился, то этот навык у тебя останется, и тебе помощники за спиной будут не нужны. К тому же открою тебе ма-а-а-аленький секрет, в каждую «Молнию», да что там в «Молнию», в любую машину встроены системы автокоррекции, если ты будешь очень сильно фолить…

– Что делать? – переспросил Марк.

– Делать ошибку за ошибкой, то система просто тебя будет исправлять и показывать, где ты ошибаешься. Вернее, тебе покажут правильное решение проблемы, а уж ты будешь решать последовать совету или нет. Эту бортовую систему называют «Хозяин». Ее ставят только на корабли, скажем так, новичков, таких как ты и я.

В голосе Ветра чувствовались покровительственные нотки.

– И много тебе помог этот «Хозяин»? – спросил Марк.

Почему-то его сильно обидел и напряг тот факт, что над ним установили программу-надсмотрщик, которая будет полностью руководить его полетом и будет давать рекомендации и выставлять оценки его мастерству.

И куда-то тут же делась вся его боязнь, растворился мандраж, осталась только злость и желание доказать всему миру и в первую очередь самому себе, что он может, он справится, он выдюжит.

– Да я не обращал на него внимания. Мало ли что он там мне говорит. Главное, как я вижу ситуацию и понимаю ее решение. И все. Никакой «Хозяин» не поможет тебе во время боя, никакой «Хозяин» не спасет тебя от излучателей врага… Только ты сам, только твой мозг, только твое сознание…

– И что, этого «Хозяина» можно как-то отключить? – спросил Марк.