Волчья Империя

Даль Дмитрий

Глава 10

Первый вылет

 

Разговор с Ветром накануне вылета помог Марку справиться с волнением. Он благополучно отработал оставшийся день, вернулся к себе в отсек и лег спать, чтобы рано утром прибыть в ЦУП, где должен был пройти последний инструктаж перед вылетом. Перед сном он выбрался в сеть и попытался связаться по защищенному каналу, выделенному ему Тайной службой, с отцом. Лех Шустрик просил без надобности каналом не пользоваться, потому что рано или поздно, если дергать за невидимую ниточку, ее сможет увидеть даже слепой. Марк пообещал не рисковать, но очень уж захотелось услышать уверенный, наполненный внутренней силой голос отца. Но поговорить не получилось. Отец на связь не вышел. Вероятно, опять был завален делами по горло, или сорвался в новую командировку.

Утром все прошло гладко. Легкий завтрак, быстрые сборы и короткий инструктаж, в котором Марк не нашел для себя ничего нового. Руководитель полета ЦУП лейтенант Игорь Коротков еще раз обрисовал район несения дежурства, отметил все проблемные участки, сбросил на «умников», так в простонародье назывались личные информационные терминалы пилотов, коды доступа к бортовому компьютеру и общей сети, а также коды экстренного оповещения, они менялись каждые восемь часов. После чего отдал честь, и пилоты потянулись вслед за командиром дежурного звена сержантом Уманским в ангар.

Марк радовался тому обстоятельству, что сегодня не только он один на первом вылете. Из десяти пилотов «Молний» четверо было первоходками. И среди них Лумир Борсен. Всегда приятно, когда в строю родные лица, собратья по оружию, да к тому же в одинаковых условиях.

Сержант Уманский провел короткий инструктаж, после чего приказал разойтись по машинам. Марк тотчас активировал код доступа к компьютерному терминалу летательного аппарата, открыл люк и забрался в кабину пилота. Удобно устроившись в кресле, он запустил предстартовые программы, подключился к общему каналу связи дежурного вылета и доложил:

– Борт 1327 позывной «Один» к старту готов.

Он услышал, как отозвались остальные корабли звена. В том числе услышал голос Лумира Борсена. Чувствовалось, что Борсен старается держаться, но его прямо-таки распирало от гордости и довольства, что он наконец-то летит в космос, и не просто как пассажир, а как полноправный боевой пилот со всеми вытекающими.

После того как перекличка закончилась. Сержант Уманский, позывной «Умань», приказал запустить предстартовые программы «второго» и «третьего» уровней. Они активировали боевое вооружение на борту корабля. Без соответствующего распоряжения старшего звена программы было не запустить.

Наконец, пришло разрешение на старт из ЦУП. Лейтенант Игорь Коротков связался с дежурной группой и сказал коротко:

– Ну, с Богом.

Створки шлюза пришли в движение, а когда они полностью раскрылись, один за другим боевые кочи покинули ангар согласно штатному расписанию.

Марку предстояло взлетать четвертым, сразу вслед за бортом Лумира Борсена. От волнения сердце в груди нервно заходилось, а на лбу выступила испарина. Сейчас бы не напортачить, все провести правильно. Он внимательно осмотрел приборную панель, которую уже видел много раз на симуляторах, да и вживую, когда его знакомили с кораблем, изучил программную начинку, но нигде не было того, что он искал, – программы «Хозяин». Похоже, Ветер все-таки обманул его, или просто озвучил какой-то старый миф, специально сочиненный для успокоения первоходок. Но времени на размышления не оставалось, он даже не успел разозлиться на Марса, открылся коридор, и он отправил машину на взлет.

Когда он оказался в открытом космосе, Марк забыл обо всем. Все его тревоги и переживания отступили в сторону перед черной пустотой, простирающейся повсюду. Он даже забыл о том, что рядом с ним нет наставника, который в случае ошибки или непростительного колебания придет на помощь советом, откорректирует его решение или перехватит управление на себя. Он мог только любоваться раскинувшимися бескрайними просторами черноты, прореженными стальными вкраплениями звезд, похожими на булавочные головки. При этом он не забывал управлять кораблем, отслеживать показания приборов и вслушиваться в непрерывный поток информации, проходящий сквозь внутреннюю связь боевого звена патрулирования.

Марку и Лумиру Борсену досталась скучная для большинства старых пилотов задача крутиться вокруг Земли, наблюдая за видимыми ему участками системы. Впрочем, наблюдение шло в автоматическом режиме. Все показания приборов записывались, космос постоянно сканировался в поисках потенциальной угрозы обитателям планеты. После вывода корабля на траекторию полета его можно было перевести на автоматическое управление, но для первоходок это строго запрещалось уставом.

Три часа дежурства прошли на едином дыхании. Марк и не заметил, как время подошло к концу. По каналу закрытой связи пришло сообщение от командира боевой группы «Уманя». Он объявлял общий сбор дежурного звена над «Гнездом глухаря».

Марк и сам не ожидал, что ему не захочется возвращаться. Он наслаждался полетом, из которого его так безжалостно пытались выдернуть. Вся его сущность протестовала против этого, но делать нечего. Пришлось возвращаться.

Построившись над «Гнездом глухаря», они один за другим возвращались в ангар, согласно штатному расписанию.

Поставив свою машину на отведенное ей место, Марк заглушил все системы и покинул кабину. Оказавшись на бетонном полу ангара, он сначала не мог поверить в то, что чувствует твердую поверхность у себя под ногами, которая в любой момент не провалится вниз или резко не подкинет его вверх, которая всегда будет занимать одно и то же положение. Он осмотрелся по сторонам и увидел, что первоходки собираются в одну группу вокруг Лумира Борсена, который восторженно размахивает руками, о чем-то рассказывая. Опытные пилоты, налетавшие не одну сотню дежурств, равнодушно косились в его сторону, но проходили мимо. Должно быть, для них это зрелище повседневное, как, впрочем, и восторженная реакция практикантов.

Марк направился к Лумиру. В своих оценках он явно не ошибся. Борсен с восторгом рассказывал, как это круто летать, какой огромный космос и прочее, прочее, прочее. Каждый из первоходок, испытавший те же чувства, охотно поддакивал ему и вторил о том же самом.

Прервать этот водопад восхищения все же пришлось. Марк подумал про себя, неужели он только что чуть было сам не превратился в подобного сопляка. Ведь его тоже пленил космос, его тоже окрылила сама возможность самостоятельного полета в великой пустоте.

– Лумир, пойдем, что ли, найдем наших, – Марк положил руку на плечо другу и крепко сжал.

Борсен обернулся на него, непонимающе уставился, тряхнул головой, словно разгоняя туман наваждения, и кивнул:

– Правильно. Заболтался я тут с вами. Встретимся скоро.

И они направились прочь из ангара.

Не сговариваясь, они взяли курс на офицерскую кают-компанию, располагавшуюся в северной части базы. Всего таких отсеков в «Гнезде глухаря» было шесть, каждый из них носил свое название. Тот, куда они направлялись, назывался «Волчье логово». Немудрено, что когда ребята выбирали место для своего культурного досуга, Марк настоял именно на «Волчьем логове». Помимо него были еще «Медвежья берлога», «Лисья нора», «Орлиное гнездо», «Песий дом» и самое центральное место, где собирался высший офицерский состав базы, – «Гнездо глухаря».

Марк рассчитывал застать в кают-компании Марса Ветра и Яна Довчека. Как-никак первый боевой вылет стоило отпраздновать, тем более после этого ему положен день увольнительной, поэтому можно пропустить и по паре-тройке кружечек пива. Крепкие спиртные напитки на базе находились под строгим запретом. Хотя младшие офицеры поговаривали, что начальство этим запретом часто пренебрегает и в кают-компании «Гнездо глухаря» для старшего офицерского состава можно было найти и водку, и джин, и виски. Любой напиток на любой вкус. Для всех же остальных делалось послабление в виде трех литров пива на месяц и только в свободное от текущей службы время.

Как и ожидалось, ребята расположились в каюте и резались друг с другом в карты. Помимо них в «Волчьем логове» никого не было. Для вечерних посиделок еще не время, а днем разве что первоходки могли заглянуть, для того чтобы отпраздновать свой первый боевой.

При виде нарисовавшихся на пороге кают-компании друзей, ребята бросили карты и ринулись им навстречу. Ветер радостно хлопнул Марка по плечу и заявил:

– Ну что, «Хозяин» тебе сильно помог?

– Я тебе этого «Хозяина» еще припомню, – заявил, улыбаясь, Марк.

Они расположились за столом, где недавно, дожидаясь друзей, играли Ветер и Довчек. Лумир тут же вызвался сходить на доставку за пивом. И ребята одобрили его кандидатуру.

– Ну, как оно? Чувствуешь себя теперь настоящим пилотом? – спросил Ветер.

За его плечами уже было два вылета на дежурство, и он вел себя как умудренный жизнью ветеран.

– Нет. Настоящий пилот относится к вылетам, как к работе. Ежедневной рутине, а мне еще пока это все нравится, – заявил Марк.

Появился Лумир Борсен, поставил на столик четыре пустые кружки, кувшин с пивом и два пакетика с орешками. С выбором закусок на базе было не ахти как хорошо.

– Выпьем что ли по маленькой за наше первое полетное крещение, – сказал Марс Ветер, наполняя бокалы.

И они выпили, предварительно радостно сдвинув кружки вместе.

Постепенно эйфория от первого полета медленно улеглась на сердце у Марка, и он смог подключиться к беседе, которую затеял Ветер.

– Вот не знаю. Верить или не верить. Нам чуть ли не со школьной скамьи рассказывают, кто такие ихоры. Но никто из нас их в лицо не видел. Верю, что они существуют. Мы им когда-то больно наподдали коленкой под зад. Но как-то не верится, что они не выучили урок, и обратно к нам полезут. Что они у нас забыли? – вопрошал Марс Ветер.

– Э, ты вот говори, да не заговаривайся. У нас, положим, ресурсы для них необходимые есть. А также их ученые предсказали им, что если не взять наш сектор под свой контроль, то получат они себе полный апокалипсис на свою задницу, – возражал ему Лумир Борсен.

– Мы делаем важное дело. Границу стережем. А уж появится враг или не появится, тут дело другое. Это пусть для себя командиры решают, – заявил Марк Один. – Надо ко всему быть готовым.

Они еще долго сидели. Выпили все пиво, которое им причиталось на этот месяц. Лумир Борсен принес еще один кувшинчик, и на все расспросы, где он его достал и как у него это получилось, отмалчивался, словно опытный разведчик на допросе у врага.

Разошлись они далеко за полночь. Никому из них поутру не нужно рано вставать. Первоходки, что с них взять. Командиры понимали, как важен первый полет, поэтому закрывали глаза на традиционный праздник после первого раза. Пусть ребята снимут стресс, расслабятся. Гайки можно будет и потом вкрутить.

Оказавшись у себя в отсеке, Марк растянулся на кровати, и сам не заметил, как заснул.