Волчья Империя

Даль Дмитрий

Глава 11

Вторжение. Начало

 

На Лунной базе отсутствовало деление на день и ночь. Люди работали в четыре смены, две дневных и две ночных по земному времени, часто не пересекаясь друг с другом.

Марк всегда носил часы на руке, поэтому точно знал время. Когда сигнал воздушной тревоги пронесся по «Гнезду глухаря», поднимая на ноги спящих, приводя в сознание бодрствующих, на часах Марка было три часа ночи.

Он скоро оделся и, не забыв прихватить со стола индивидуальный терминал, выскочил в коридор. Марк помнил, что в случае объявления тревоги, он обязан тотчас прибыть в ангар, занять место в «Молнии» и ждать дальнейших указаний, поэтому, не задумываясь ни о чем, он приступил к исполнению инструкции.

По пути к ангару он столкнулся с Марсом Ветром, Лумиром Борсоном и Яном Довчеком. Выглядели они встревоженными. Лумир грозно хмурил брови и зевал, при этом так широко открывал рот, что мог бы проглотить упитанную кошку целиком.

– Что стряслось? – спросил Марк, не надеясь на ответ.

– Понятия не имею. Тревога объявлена, сиреневый цвет. Похоже, что-то очень и очень серьезное. Сиреневый это предпоследняя степень угрозы. Выставили бы черный цвет, значит все, суши сухари и готовь отходную молитву, – сказал Ветер.

Больше Марк ни о чем не спрашивал. Настанет время, все сам узнает. Но судя по всему, ничего хорошего его впереди не ждет. Сиреневый код тревоги подразумевал под собой угрозу вторжения, при этом в боевой готовности должен быть весь гарнизон базы, в том числе и проходящие практику бывшие курсанты, причем неважно, сколько они до этого налетали времени. Так что опытные пилоты и первоходки окажутся в одном строю, а это может означать только одно – все намного страшнее, чем кажется.

Оказавшись в ангаре, друзья поспешили занять места согласно штатному расписанию. Здесь не было шума и гама, суеты и толкотни, офицеры были очень деловиты и исполняли свои обязанности сухо и предельно экономично, не мешая друг другу. При условии, что все понимали, что означает сиреневый код тревоги, никто не выглядел напуганным. Все старались спрятать свои эмоции поглубже внутрь, чтобы не сеять панику и страхи среди менее подготовленных первоходков.

Оказавшись в кресле пилота, Марк задраил люки, подключился к бортовому компьютеру, прошел идентификацию, ввел индивидуальный пароль доступа и запустил предстартовые программы.

Оказавшись в общем информационном поле, он поднял документы по сиреневой тревоге и ознакомился с вводной. Со спутников слежения, находящихся в третьем, самом крайнем кольце обороны, поступила информация о появлении в Солнечной системе нескольких чужеродных объектов, которых не получилось идентифицировать. Центральный Информаторий Института Внеземелья не смог их распознать, в связи с чем им была тут же присвоена высшая степень опасности. К этому моменту поступила информация о проникновении в систему свыше двухсот неопознанных летательных объектов, которые тут же специалисты ЦИИВ окрестили «кочевниками». Было ли это вторжение, просто случайное проникновение или «кочевники» были разведчиками, в чьи обязанности было собрать и передать всю необходимую информацию куда-то еще, пока не удалось установить. Ясно было только одно: «кочевники» были летательными кораблями, скорее всего беспилотниками.

Внимательно изучив всю собранную информацию, Марк пробежался глазами по предстартовым таблицам и замер в ожидании новых приказов. Они не заставили себя долго ждать. В эфире появился лейтенант Уманский, который отдал приказ «на старт». Пришли в движение лепестки шлюза, и как только они полностью раскрылись, один за другим «молнии» вырвались на свободу.

Космос встретил их непроглядным мраком, в котором словно в котле с живительным варевом плавали огромные луковицы планет. «Кочевников» нигде не было видно. Правда, как следовало из сводки, им не удалось продвинуться дальше второго оборонительного кольца, которое проходило по орбите Юпитера.

Оборонительными кольцами называли связанные воедино спутники и боевые автономные станции, управляемые электронными мозгами. Создать такое количество спутников и станций, вывести их на орбиту и запустить у Нортейнского княжества просто не хватило бы времени. Еще вчера оно зарождалось в средневековье, а теперь воевало в космосе. Но создавать ничего и не пришлось. При изучении Лунной базы был найден Центральный Информаторий, который удалось запустить. В нем содержалась вся информация о поясах противокосмической обороны, сокращенно ПКО. Она была построена в последние годы до эпохи Отката, и когда в результате деятельности ихоров встал вопрос о необходимости закрыть космическую программу, была законсервирована. Никто и не надеялся, что ПКО пережило тысячелетия спячки, и ее удастся запустить. Лучшие специалисты были направлены на изучение ПКО, в результате ее удалось запустить. С легкими потерями, не все спутники пережили испытание временем, но ПКО вошло в состав Военно-космических сил княжества Нортейн.

До второго оборонительного кольца тридцать минут полета, но они пролетели незаметно. Марк внимательно следил за экранами и показаниями приборов. Он не задумывался об этом, но ведь совсем недавно он нервничал перед первым самостоятельным вылетом, а сейчас ему предстояло вступить в бой с врагом. При этом он не испытывал никакого волнения, был предельно собран и деловит. Его не пугала предстоящая операция, и даже перспектива погибнуть во время боя. Ни о чем таком он не думал.

– Один. Один. Вызывает Ветер, – послышался знакомый голос в наушниках. – Как слышите меня? Один. Один. Вызывает Ветер.

– Слышу вас, Ветер. Это Один, – отозвался Марк.

– Ну что, чертяка, пересчитаем ребра этим засранцам? Прямо как тогда в трактире? Давно мы кости не разминали! – задорно произнес Ветер.

В его голосе чувствовалось упоение предстоящей битвой.

– Так точно. Разделаем этих недоносков под орех.

Закрытая частота была предназначена для обмена информацией и приказами внутри боевого звена, но пилоты часто трепались по душам, и никто им в этом не мешал. Тяжело находиться одному в кабине, зная, что вокруг тебя на многие километры никого нет. Это давящее чувство одиночества могло свести с ума, поэтому пилоты и разговаривали друг с другом на вольные темы, чтобы услышать человеческий голос, понять, что рядом с тобой находятся друзья и никто тебя не бросит.

При приближении ко второму оборонительному кольцу на боевой коч Марка поступил запрос по протоколу «свой-чужой». Один тут же ответил. ПКО признала в нем своего и сняла его с прицелов своих пушек. Если бы система опознала бы в нем «чужого», то встретила бы Марка всей мощью своих орудий. Так произошло с «кочевниками». Им каким-то образом удалось с небольшими потерями миновать третье оборонительное кольцо, но на втором они плотно увязли, потеряв львиную долю своих кораблей. «Кочевники» вынуждены были отступить, перегруппировались и зависли в пространстве, решая каким образом обойти ПКО и войти в околоземное пространство.

Марк увидел их. Они отразились на мониторах корабля, как гроздь светящихся точек на фоне черного неба. Он приблизил изображение и смог рассмотреть их повнимательнее. Корабль «кочевников» напоминал свернувшегося в клубок ежа, при этом иглы все время находились в движении.

Марк оглянулся и увидел идущие рядом с ним корабли соратников. Он вычленил из ровного ряда боевых кочей корабли Марса Ветра, Лумира Борсена и Яна Довчека. Друзья рядом с ним. Это вселяло надежду в успешный исход боя.

– Готов, Один, надрать задницы этим негодяям? – спросил задорно Ветер.

– Всегда готов. Только сомневаюсь я, однако, что у них есть эти задницы, – отозвался Марк.

– А это без разницы. Главное как следует накостылять им, чтобы больше не совались куда не следует.

– Братцы, кончайте трепаться. Работать надо, – послышался раздраженный голос лейтенанта Уманского.

Кочевники заметили их и пришли в движение. Это напоминало разбуженный пчелиный улей, который кто-то по глупости имел неосторожность разозлить. Теперь им предстояло принять все последствия с честью и выстоять под натиском чужеродной смерти.

Марк внимательно следил за экранами общего обозрения, которые занимали большую часть пилотской кабины, поэтому он видел, как пришел в движение вражеский рой и устремился им навстречу.

Со всех сторон посыпались сигналы от датчиков и приборов. Казалось, пилотская кабина сошла с ума и зажила своей жизнью. Марк упорядочил потоки информации, пропустил их через анализатор личного терминала, который приступил к обработке и упорядочиванию всей поступающей информации для удобства ее восприятия.

Марк активировал бортовое оружие, вывел прицельные сетки на экран и приготовился к бою.

«Кажется, завертелось», – успел он подумать и удивился тому, что воспринимает происходящее без тени страха. Словно робот, которому предстояло выполнить заложенную в него программу. Он успел удивиться этому и даже обеспокоиться тем, что не чувствует того, что должен был бы почувствовать. Но на остальное у него не осталось времени.

«Кочевники» навалились со всех сторон.

Это напоминало бешеную пляску смерти. В первой же атакующей волне «кочевники» нанесли существенный урон нортейнцам. Один за другим вспыхивали боевые кочи и разваливались на куски. Казалось, ничто не может остановить эти жернова смерти. Еще чуть-чуть, и от боевых звеньев защитников системы не останется и следа. «Кочевников» было слишком много, но первая волна схлынула, и уже вторую нортейнцы встретили слаженным залпом.

Марк видел, как чудом избежал смерти «Ветер». Боевой коч поднырнул под залп излучателей противника, взмыл вверх за спиной «кочевника», заложил вираж и на перевороте разложил на атомы врага. Таким образом друг первым вступил в войну, но Марк не надолго от него отстал. В ту же минуту ему представился случай открыть счет сбитым врагам.

Их было двое. Казалось, они появились из ниоткуда. Вот их не было, и в ту же секунду они приближаются с устрашающей скоростью. «Кочевники» открывают огонь, их излучатели, похожие на стальные иглы, плюются сгустками энергии. Первые же выплески и сразу попадание. Корабль Марка начинает трясти, взвыли от перенапряжения защитные экраны. Еще чуть-чуть, и они не устоят под натиском, взорвутся, и тогда он окажется беззащитен перед врагом.

Никто ему не поможет. Друзья далеко, и у каждого те же проблемы, что у него. Только сам. Только сам он может выкрутиться из этой ситуации. Эти мысли настойчиво бились у него мозгу, даже голова разболелась. Впору предаться страху и впасть в панику. Но на удивление он быстро собрался, взял себя в руки и сосредоточился на бое.

Первым делом надо уйти из зоны поражения. Это оказалось непросто выполнить. Льющиеся на борт корабля излучения словно связывали его, поэтому как ни уводил Марк коч в сторону, казалось, он пытается бежать, погрузившись по пояс в болото. Это раздражало, злило, но Марк ничего не мог с этим поделать.

Первый «кочевник» прошел у него над головой и зашел со спины, не прекращая давления. Второй завис неподалеку от «Одина» и методично расстреливал его. Приборы показывали, что до разрушения защитных экранов оставалось всего ничего. Три минуты, и он вместе с кочем превратится в свечку. Марк навел прицельную сетку на застывшего неподвижной мишенью «кочевника» и открыл огонь.

Он понимал, что в тот момент, когда его излучатели заработают, на время защитные поля отключатся. Всего какие-то доли секунды на перестройку, но и этого хватит, чтобы хватануть лишнего.

Марк ударил слаженно и мощно сразу двумя излучателями. Не ожидавший такой прыти «кочевник» тут же прекратил огонь. Он пришел в движение, попытался улизнуть, одновременно с этим перенаправив всю имеющуюся энергию на защитные экраны, но было уже поздно. Ослабленная защита сыграла свою роль. Разрушительной силы энергия нашла слабые зоны в броне «кочевника», и в следующую секунду он развалился на куски.

Марк почувствовал, как вяжущий эффект куда-то пропал, он прибавил скорость и попытался нырнуть вниз, уходя с линии огня противника. Но тотчас поплатился за свою опрометчивость. Открывшиеся во время ответного огня защитные экраны все-таки пропустили какую-то толику излучений противника, и когда Марк дернулся, экраны не смогли сдержать атаку врага. Потоки энергии, присосавшиеся к борту «Одина», точно консервный нож стали вскрывать корпус корабля.

Взвыли сирены тревоги, приборы зашкаливало. Марк перенаправил ремонтные боты в поврежденные участки, и они тотчас приступили к лечению, но это всего лишь отсрочивало его гибель. Марк прекрасно это понимал. Если сейчас не случится чудо, ему конец.

Он попытался выйти из-под удара, но у него ничего не вышло. «Кочевник» плотно держал его в своей паутине.

Марк почувствовал злость от собственного бессилия и увидел, как позади «кочевника» мелькнул знакомый силуэт «Ветра». В ту же секунду вражеский корабль развалился на части от удара в спину.

Марк не терял ни секунды. Увеличил количество ремонтных ботов в поврежденных отсеках и плотно закрылся защитными экранами.

«Поосторожнее там. Хватит ворон считать, делом займись», – пришло по закрытому каналу сообщение от Марса Ветра.

«За мной должок. Спасибо», – ответил ему Марк.

«Свои люди, сочтемся».

«Один» и «Ветер» разошлись в разные стороны. Марк отлетел подальше и старался не лезть в гущу битвы, пока целостность корабля не будет восстановлена, но все же не удержался. Когда на экране, отображающем состояние коча и его защитных экранов, показалась цифра семьдесят процентов, он набрал скорость и устремился к скоплению противника.

Время потеряло для него значение, или он потерялся во времени. Он выделывал немыслимые пируэты, взрывал и ранил противника, в то же время ускользая от его ответных атак. Несколько раз ему приходилось тяжко, но ремонтные боты справлялись с излечиванием ран. Защитные экраны стонали от многочисленных перегрузок, но держались.

«Кочевники» гибли один за другим от уверенной и меткой руки Марка. Он почувствовал вкус битвы и уже не мог с ним расстаться. Ему хотелось еще и еще. Ускользать, отступать, чтобы потом атаковать, вторгаться на территорию противника, сеять смерть и страх. Правда, «кочевники» вряд ли могли бояться, ведь нортейнцы сражались с бездушными машинами. Хотя мало ли что там еще успели изобрести ихоры.

Марк видел, как один за другим гибли его товарищи по оружию, но ничем не мог им помочь. Тут самому бы живым остаться. Но и это не главное. Они знали, на что шли, не верили, что такое возможно, но готовились к этому. И теперь главное не пропустить врага, заставить его отступить… хотя бы на время.

Только за тремя кочами он старался следить, чтобы в случае необходимости прийти им на помощь, но «Ветер», «Борсен» и «Довчек» прекрасно справлялись и без него.

Марк понимал, что «кочевники» всего лишь отряд разведки. Но если разведчики настолько сильны, то страшно было подумать, что собой представляют основные силы ихоров.

Но ни на минуту он не усомнился в правильности решения отца, которое он принял двадцать лет назад, когда развязал свою Волчью войну, и осмелился штурмовать Цитадель ихоров в Железных землях. Лучше погибнуть свободными, чем жить рабочим скотом. Это правильно, другого не дано.

Об этом думал Марк, когда неожиданно его корабль сильно тряхнуло – раз, другой, и он начал стремительное падение. Управление полностью вышло из-под контроля, приборы выплясывали такую чехарду, что понять что-либо было невозможно. Личный терминал заливали потоки противоречивой информации. Марк не мог понять, что произошло, и времени на это у него не оставалось.