Волчья Империя

Даль Дмитрий

Глава 12

Совещание

 

Известие о вторжении застало Леха Шустрика в постели. Он только успел раздеться и лечь спать, закрыл глаза и попытался расслабиться, как включился личный терминал – тревожная линия, только по ней его можно было застать в любое время дня и ночи. Если врубают тревожную линию, то дело дрянь. Просто так его никто беспокоить посреди ночи не станет. Он выбрался из кровати, набросил на плечи халат, прошел в кабинет, сел за рабочий стол и включил терминал. Перед ним развернулся голографический экран и показалось лицо старины Жара. Лех Шустрик даже удивился. Как давно он не видел старого друга, с которым не один пуд соли был съеден, ни один кувшин вина выпит.

– Приветствую тебя, старик, – обрадованно произнес Лех.

Но тут же почувствовал, что радоваться особо нечему. Старый друг посреди ночи не станет вызывать только ради того, чтобы понастальгировать о былых временах за кружкой ароматного клеманского или волчьего.

– Что стряслось? Не тяни кота за резину, – прибавив в голос строгости, потребовал Шустрик.

– Случилось то, что мы давно ждали, – начал доклад не по форме Жар. – Пределы нашей системы пересекли корабли противника. Пока беспилотники, полностью автоматизированные. Осмелюсь предположить, что это разведчики.

Возглавлявший Первый Космический Флот адмирал Жар редко беспокоил Леха Шустрика докладами. По служебным делам они практически не пересекались. Тайная служба работала внутри страны, выявляя скрытых врагов, в космос она не лезла. А Жару нечего было делать в мире шпионажа и политических интриг, которыми так мастерски владел Лех Шустрик. Но все же иногда они встречались за большим дружеским столом, все, кто остался из Волчьего отряда. Правда, бывало это очень редко, а с последней дружеской пирушки прошло уже больше года.

– Прими подробный доклад. Пересылаю тебе файлы. Здесь всё. Надо Серегу предупредить и собирать общий совет. С разведкой мы разобрались, но за ними придут другие. Похоже, мы не зря все эти годы готовились. Я жду вашего решения.

Лех принял файлы и разорвал соединение. Открыв документы, он погрузился в их изучение. И чем больше читал, тем больше мрачнел. И было из-за чего. Они стояли на пороге войны, в которой окончательно решится не только их судьба, но и всего княжества Нортейнского. Лех внимательно изучил отчеты технических специалистов, описывающих вторгшиеся в Солнечную систему корабли противника. Если доверять мнению Жара и его спецов, и это корабли-разведчики, то их техническое совершенство поражало. Они были на несколько порядков выше, чем вся летающая в космосе техника Нортейна. Чего тогда ждать от основных сил ихоров? Да, при таком раскладе они сомнут их сопротивление, словно великан ореховую скорлупу, даже не заметят. И хотя они давно готовились к вторжению, но следовало признать, что именно сейчас оно было очень не к месту. Случись оно на несколько лет позже, Лех Шустрик был бы просто счастлив, но сейчас… когда внутренняя обстановка внутри княжества неспокойна, когда появилась пока не выявленная организация заговорщиков, поставивших себе цель избавиться от князя Одинцова и взять бразды правления княжеством в свои руки… как же сейчас это вторжение не вовремя.

Утром Лех Шустрик должен был появиться у Сереги с отчетом по заговорщикам. Одинцов пока не знал о клубке змей, которые притаились у него на груди. Но он должен был узнать, чтобы принять ответные меры. Шустрик уже подготовил специальные протоколы, в которых подробно было расписаны все меры противодействия заговорщикам. Но теперь стоило с этим повременить. На первое место выходит вторжение, будь оно неладно. Агенты Тайной службы будут и дальше работать над раскрытием заговора против князя, Лех Шустрик полностью над этим сосредоточится, но голову забивать Одинцову этим хламом нельзя. Ему предстоит сосредоточить в своих руках оборону Солнечной системы. А с заговорщиками Тайная служба сама разберется.

Помимо этой головной боли, над ними продолжала висеть угроза Рыцарей Стужи. После того как они расстались с северянином, который покинул физическую оболочку и вернулся к себе на родину, прошло уже достаточно времени, но все усилия по поимке адептов Стужи не принесли никакого видимого результата. Угроза активации Полюсов Силы, за которой последует полное переформатирование планеты и вывод ее на новый уровень существования, продолжала висеть. Ее никто не отменял. Оставалось только удивляться, что Рыцари Стужи затихли и не спешат привести свой план в действие. Это гнетущее состояние ожидания сводило с ума. Агенты Леха Шустрика ноги сбили в кровь, пытаясь отыскать Рыцарей Стужи, похожих на северянина, но безрезультатно.

«Не о том думаю. Не о том. Сейчас надо над вторжением голову ломать, остальное пока обождет», – постарался привести себя в чувство Лех Шустрик.

Он поднялся из-за стола, свернул все файлы, взял терминал и направился в гардеробную, где переоделся в рабочую одежду. Не придешь же к князю на прием в домашнем халате, даже если князь твой друг.

Покинув личные покои, Лех Шустрик немедленно связался с Одинцовым. Оказалось, тот уже давно на ногах. Доклад о вторжении немедленно лег к нему на стол, и он уже работает с ним. Когда Лех Шустрик вошел в кабинет князя, тот как раз заканчивал изучение доклада.

– Кажется, началось, – произнес Серега, оторвавшись от доклада. – Все-таки мы были правы, когда после изгнания ихоров сразу начали готовиться к войне.

Его голос звенел от нервного возбуждения.

– Не мы, а ты. Это ты настоял на разработке Оборонных программ. Кое-кто не верил во все это, считал бреднями. Кое-кто до сегодняшнего дня считал, что все это бредни. Я тебе об этом миллион раз докладывал, – опускаясь в кресло, произнес Лех.

– Если мы будем сажать каждого за личное мнение, то скоро в княжестве народу не останется, – заметил Серега.

– Но сейчас не мешало бы кое-кого посадить, а то под ногами начнет путаться, смятение в умы вносить. Оно нам надо?

– Дался тебе этот барон Добрынский. Что ты так взъелся на него. Человек занимается своим делом. Считает, что все основное здесь на Земле происходит, и, кстати, неплохо справляется со своими обязанностями. Именно ему мы обязаны миром с ханами упаурыков. Напомню.

– И ему мы обязаны возникновением Серых бригад, которые вносят изрядный раздрай в мирное существование наших городов. К тому же это готовая частная армия, которая хоть формально и подчиняется полиции городов, но при случае мигом переметнется назад к своему хозяину. Они помнят, из чьих рук получают жалованье.

Лех Шустрик понимал, что сейчас не время для решения этих вопросов. Он давно подозревал, что именно барон Добрынский стоял во главе группы заговорщиков, и очень опасался, что они попробуют воспользоваться началом вторжения. Когда все основные силы Нортейна будут сосредоточены на противостоянии армии ихоров, они нанесут удар по князю, а Серые бригады окажутся очень удобным инструментом для этого.

– Серые давно закрепились в полиции, и заняли особую нишу отряда особого назначения. Я не вижу в этом угрозы. Весь руководящий состав давно сменен, на их место поставлены свежие люди. Нам сейчас не этим заниматься надо. У нас на пороге ихоры нарисовались. Надо решать, что делать.

Серега в порыве чувств хлопнул ладонью по столу.

– Как считаешь, сколько у нас осталось времени?

– Не больше месяца, – тут же ответил Лех Шустрик.

– Значит, в срочном порядке запускаем программу «Титаны». Настало время. Напомни, сколько сейчас кораблей находится в программе?

– Четыре полностью готовых, осталось только снять их с консервации. И два достраиваются. Всего шесть «титанов» готовы будут дать отпор ихорам.

– Мало. Очень мало. Сколько займет времени постройка новых «титанов»? – нахмурился Серега.

– На постройку одного корабля уйдет от месяца до двух.

– А если на этом сосредоточить основные силы нашей промышленности?

– Тогда в месяц уложимся, – уверенно ответил Лех Шустрик.

– Я подготовлю соответствующие распоряжения. Ты проследи за их выполнением. Закладываем два новых корабля. Одновременно с этим полностью снимаем с консервации готовые корабли и достраиваем старые. Готовых «титанов» немедленно выводить в космос, укомплектовывать личным составом и оружием. Когда начнется основная заварушка, я хочу занять место на флагманском корабле.

– «Неистребимый» будет готов принять на свой борт князя Нортейнского. Хотя я и считаю это неразумным, – высказал свое мнение Лех Шустрик.

– Люди должны видеть, что я их лично веду в бой. Так всегда было, так будет и ныне. Волчий флот возглавит лично Волк. И по-другому быть не может, – сурово заявил Серега.

Как только им удалось изгнать ихоров, в руки Тайной службы попала обширная библиотека врага. Ее удалось вывезти из Цитадели до ее уничтожения. Несколько лет потребовалось на изучение документов, помеченных грифом «совершенно секретно», которые были найдены в библиотеке. Благодаря им удалось узнать о проекте «Титаны», который в последние годы присутствия на Земле запустили ихоры. Проект заключался в постройке тяжелых кораблей для ведения боев в открытом космосе. Ихоры планировали расширять сферу своего влияния, и собирались вырастить в Солнечной системе флот вторжения, который через специально построенные врата должен был отправиться к новым мирам. Удалось найти и расшифровать все документы, связанные с этим проектом.

Когда Сергей Одинцов и Лех Шустрик получили полный доклад о проекте «Титаны», они незамедлительно приняли решение продолжить его работу. Тяжелый космический флот им был нужен самим на случай, если ихоры вернутся. А в том, что они вернутся, у них сомнений не было. Программа «Титаны» полностью перешла под контроль Нортейнского княжества и тщательно скрывалась от других государств. При помощи специально подготовленных специалистов удалось не только достроить два заложенных ихорами корабля, но и построить другие, постепенно овладевая новыми технологиями. Параллельно проекту «Титаны» были запущены и другие проекты, позволившие создать оборонительный космический флот Нортейна.

– Пока нам удалось отбить первую волну вторжения. Но скоро подойдут основные силы ихоров, и нам мало не покажется. Мы должны встретить их во всеоружии, – заявил Серега. – Займись «Титанами». Это сейчас задача первостепенной важности. Кстати, что по «Стуже»?

– Пока никакого продвижения.

– Плохо. Очень плохо. Как бы нам в последнюю минуту подлянку какую эти северяне не подкинули. А я почему-то уверен, что именно так все и будет. Ладно. Расходимся. Дел невпроворот.

Серега нахмурился, бросил тревожный взгляд на экран личного терминала. Он явно что-то хотел сказать, только не решался. Это очень не понравилось Леху.

– Да, и еще. Есть у меня одна личная просьба. Только сам ею займись. Поговори с Вихрем.

Вихрь возглавлял Лунную базу. Догадка осенила Леха Шустрика.

– Что-то с Марком?

– Он участвовал в отражении атаки. И пропал. Надо, чтобы его попытались найти. Не привлекая внимания. Я понимаю, что его и так ищут, но надо, чтобы все силы приложили к этому. Все силы. Понимаешь?

– Еще бы не понимать. Сделаю все, что смогу. Не волнуйся, найдем парня. Никуда он от нас не денется.

Лех Шустрик поднялся и направился на выход. Работы было море, а времени в сутках все также мало. К тому же надо было найти Марка.

* * *

«Пройдет много времени, прежде чем историки возьмутся описывать эту первую в истории Волчьей войны битву. Она положит начало длительному противостоянию человечества и ихоров. И, казалось бы, война уже началась, когда князь Одинцов переступил границу с Железными землями и осмелился бросить вызов завоевателям-кукловодам. Только тогда это больше напоминало партизанщину. Им удалось выставить с родной земли незваных гостей, которых, к слову сказать, было не так уж много. В Цитадели жило несколько десятков ихоров, да столько же наблюдало за Лунной базой. Основной контингент Железных земель составляли обращенные в новую веру люди.

Покончив с ихорами, волчьи солдаты приступили к работе с магиками. Они делились на две части. Первая, самая многочисленная, люди с промытыми мозгами, которым с детства внушали идеи ихоров и которые свято верили в то, что служить завоевателям святое дело, что ихоры работают на благо всего человечества, что без их участия и наставлений Земля давно бы превратилась в дымящиеся руины. С этими людьми можно было работать, можно было попытаться перековать их на новый лад. И кое с кем работа прошла успешно. Бывшие магики сбросили свои рясы и встали в строй с бывшими врагами, помогали строить новое государство. Тех же, кого нельзя было перевоспитать, чей разум был потерян в паутине лжи, по приказу правой руки князя Волка, отправили в Инкубатор, где на их разум были наложены чужие психоматрицы, полезные для нового государства. Во вторую категорию магиков попали те, кто прекрасно знал обо всем, кто не верил в дело ихоров, но служил им, исходя из своих корыстных интересов. Эти негодяи были осуждены и приговорены, кто к принудительным работам, кто к смертной казни, в зависимости от степени тяжести вины. Так закончилась партизанская война с завоевателями.

Но то, что происходило сейчас, начинало новую войну. На этот раз ей предстояло идти не на Земле, а в космосе. И тем тяжелее было нортейнцам, которые уже успели привыкнуть к космосу, освоили Солнечную систему в меру своих возможностей, но которые ни разу за всю историю Земли не воевали в открытом космическом пространстве.

Будущие историки обязательно запутаются в оценках первой космической битвы, которая получит название “Первая кровь”, они будут по-разному трактовать причины и последствия этого сражения, рассказывать о значении того или иного пилота, участвовавшего в этой битве. Но в одном они будут единогласны. Это было первое космическое сражение, в котором участвовали нортейнцы, до этого никому из них не довелось столкнуться лицом к лицу с противником в космосе. И вот вчерашние юнцы, не нюхавшие пороха, не просто не растерялись перед лицом превосходящего их противника, они не просто выстояли и не дали пройти “кочевникам” за пределы второго охранного рубежа, они смогли собрать всю волю в кулак и уничтожить основные силы “кочевников”, те же из врагов, кто выжил в этой битве, вынуждены были отступить за пределы Солнечной системы, где остались дожидаться подхода основных сил флота вторжения ихоров.

Вчерашние мальчики, совсем недавно покинувшие школьные и академические парты, не растерялись и сумели показать всю силу и мужество Нортейнцев, не уронили княжеское знамя и заставили врага надолго запомнить ту “Первую кровь”, которую они пролили за родную землю».

Лех Шустрик наложил свою резолюцию и отложил в сторону официальное обращение князя Волка к своему народу. Завтра этот документ будет опубликован во всех средствах массовой информации. Он прозвучит как набат среди тишины и будет иметь эффект разорвавшейся бомбы. Волна от этого взрыва поднимет патриотический настрой среди нортейнцев, а именно этого Шустрик и добивался.