Волчья Империя

Даль Дмитрий

Глава 16

Рыцарь вероятностей

 

Время давно потеряло для него значение. Он не знал, сколько прошло минут, часов, дней с того момента, как ему удалось оживить бортовой терминал и заставить его передавать призывы о помощи. Время растянулось для него в длинную змею, кусавшую себя за хвост. Он сидел в кресле пилота, безучастно взирая на экраны общего обозрения. Они все время показывали одно и то же – бескрайнюю черную пустоты, в которую он проваливался вместе с боевым кочем и всей своей прошлой жизнью. С каждой новой съеденной минутой надежды на спасение истончались. Он уже сомневался, а остались ли они. Быть может, это все бред разыгравшегося сознания. Зачем ему спасаться? Кому это нужно? Быть может, проще сдаться, расслабиться и ждать, когда все это закончится.

Время от времени он проваливался в сон, но выспаться не удавалось. Сон был нервный, тяжелый, отрывистый, словно автоматная очередь. Три раза он принимал пищу, не отдавая себе отчет, что делает. Много раз прикладывался к бутылке. Еды осталось еще на сутки, воды было куда меньше. Но все это не имело никакого значения. Скоро, очень скоро он умрет. И эта мысль его нисколько не пугала.

Бортовой терминал с упорством, достойным миссионера среди племени диких каннибалов, передавал сигнал бедствия, рассылая его во все стороны света. Но пока все безрезультатно. Никто не спешил на помощь, никто не отозвался, пробив глухую стену бесконечного космоса.

Время от времени Марк сверялся с показаниями терминала, который продолжал отслеживать маршрут корабля. Его продолжало медленно, но верно сносить в сторону Солнца. Утешало только одно, когда корабль упадет в раскаленную печку светила, он сам будет уже давно мертв. Жажда и голод сделают свое грязное дело. Оставалось только удивляться такому тотальному невезению. Он двигался в стороне от всех возможных маршрутов Нортейнского княжества. Случайно его вряд ли обнаружат, маловероятно, оставалось уповать на то, что кто-то перехватит сигнал. Но и на это надежды уже не было.

Несколько раз Марк пытался запустить двигатели корабля. Но панель управления оставалась безучастной к его попыткам. Он проверял все цепи, настроечные и управляющие программы, но все безрезультатно. В очередной раз бросив это бесполезное дело, он затихал в кресле, закрывал глаза и погружался в странное ломотное состояние, мало похожее на сон. Его даже дремой не назовешь. Через некоторое время он вырывался из пучин беспамятства, вспоминал о том, где он находится, и вновь штурмовал управляющие программы в надежде найти неисправность и вернуть корабль под свой контроль.

Так время неумолимо высыпалось из верхней каморки песочных часов, которые составляли его жизнь. И если не случится чуда, то скоро песка совсем не останется. Погрузившись в очередной раз в дремотное состояние, он увидел эти песочные часы. Верхняя каморка была залита красным угрожающим светом, словно предупреждала о скорой катастрофе. Марк все это понимал, но не видел выхода. В очередной раз копаться в настройках управляющих программ бессмысленно. За это время он успел досконально их изучить и по сотне раз проверить и перепроверить. Хотя он понимал, что все равно вернется к этой бессмысленной работе. Потому что это хоть какое-то занятие, позволяющее не свихнуться. Пока его ум работает и получает дополнительную нагрузку, он живет. Но сейчас Марку хотелось погрузиться все дальше в дремоту, там не было проблем и тревог, там все было просто и успокаивающе.

Но что-то настойчиво мешало ему. Он почувствовал какой-то дискомфорт, а в следующее мгновение ощутил чужое присутствие, словно в кабине пилота кроме него находится кто-то еще. Не просто какой-то неодушевленный предмет, а кто-то живой.

Марк подумал, что, наверное, вот так и сходят с ума. Откуда в затерянной космосе скорлупке корабля может взяться кто-то еще живой. Это же просто немыслимо. Наверное, ему это снится. И он отстранился от этого чужого присутствия. Решил его не замечать. Он расслабился и стал погружаться в сон, нормальный полноценный сон, которого так долго у него не было. Но только чужаку, кем бы он ни был, такое безразличие не понравилось. Марк почувствовал волну недовольства, которая окатила его, словно ледяная морская волна, мгновенно пробуждая.

Будь и правда кто в пилотской кабине, в тот момент, когда Марк очнулся, ему бы точно несдобровать. Гнев распирал молодого человека изнутри. Он заозирался по сторонам, но никого не обнаружил. Кабина пилота была пуста, кроме него в ней не было ни одной живой души.

Похоже, он и правда сходит с ума. Только почему это странное чувство присутствия чужака рядом никуда не уходит. Словно кто-то стоит у него за спиной и внимательно вглядывается ему в затылок. Этот чужак будто ждет от него какой-то реакции, принятия какого-то решения.

В голове роились пчелы – ужасный гул. Ничего не хотелось делать, но Марк чувствовал, что должен разобраться в том, кто за ним наблюдает. Если это галлюцинации, то он должен определиться в этом, найти доказательства, поставить себе диагноз и успокоиться.

Марк дотянулся до терминала, вывел его из спящего режима и взглянул на экран. Ощущение чужого присутствия никуда не исчезло. Терминал не показывал ничего нового. Система управления выглядела мертвее мертвого. Маячок работал, настырно посылая в окружающий со всех сторон космос сигнал бедствия. Марк вывел на экран отчет о состоянии систем жизнеобеспечения корабля. Выводы неутешительные. Если ничего не изменится, то через двое суток в корабле не останется пригодного для дыхания воздуха.

Марк невесело усмехнулся. Что ж, теперь он точно знает, сколько ему осталось жить.

Он бросил взгляд на экран общего обозрения и не увидел ничего нового. Все тот же холодный и безучастный к нему космос. Вот так помрешь в этом металлическом саркофаге, и даже оплакать будет нечего.

Сперва Марк не понял, что произошло. Вроде экран показывал все как обычно, но что-то зацепило взгляд, что-то оцарапало его. Это очень походило на чужака. Вероятно, его проделки. В любом случае Марк знал, что это новое чувство явно дело рук чужака, если у того, конечно, есть руки.

Марк напряженно вглядывался в черную картинку за бортом, украшенную далекими звездами и горящими планетами. Но как он ни вглядывался, ничего не видел. Только чувство никуда не пропадало. Здесь явно что-то не так. Тогда он решил прибегнуть к помощи терминала.

Он запустил программу сканирования окружающего пространства. Обычно она работала в штатном режиме, предупреждая пилота о появлении неопознанных объектов. Мало ли какой каменный странник отобьется от стаи и попробует протаранить борт. Надо быть готовым к любой неожиданности.

Сканирование окружающего космоса много времени не заняло. Система выдала звуковой сигнал, на экране появилось изображение чужого корабля, незнакомой Марку конструкции. Он не был похож ни на один знакомый ему корабль. Хотя если признаться честно, он не так уж и много их повидал на своем веку. Черный конус, покрытый сетью белых огней висел в тринадцати часах пути от него, при условии если его скорлупка продолжит двигаться с прежней скоростью.

Марк напряженно сглотнул. Куда-то мигом делась дремота, головная боль и покорность судьбе. Он был уверен в том, что видит на экране корабль того самого чужака, который не давал ему покоя.

Вот только что теперь делать с этим знанием? Кто этот чужак? Что он хочет от него?

Вероятно, он перехватил сигнал бедствия и прибыл по его зову. Только с какими целями? Если с миссией спасения, то почему остановился? Почему выжидает?

Разноголосица мыслей, калейдоскоп чувств, но главное чувство, которое пробивалось, словно зеленый росток сквозь бетонный автодром, это надежда. Возродившаяся надежда.

Надо как-то привлечь внимание чужака. Дать знать, что он еще жив, что тут есть кого спасать, что это не просто стальной, забытый всеми богами гроб. Марк заозирался по сторонам, будто пытался найти факел или сигнальный пистолет, чтобы привлечь к себе внимание. Можно было шарахнуть из пушки. Заряд еще оставался, да и доступ к ней не блокирован. Только вот после такого залпа как бы чужак не подумал, что на него нападают, и не послал бронебойный ответ, который поставит жирную точку на всех мытарствах Марка.

«Не беспокойся, человек, я слышу и вижу тебя», – послышался тихий, еле слышный голос.

Марк завращал головой, пытаясь определиться, откуда идет звук. Далеко не сразу он сообразил, что голос звучит непосредственно у него в голове.

«Успокойся. Расслабься. Я не причиню тебе вреда. Я здесь, чтобы помочь», – послышался тихий шелест.

– Кто ты? Что тебе нужно? – спросил резко Марк, чувствуя всю глупость своего второго вопроса.

«Я же сказал тебе, хочу помочь. А кто я, это очень сложно объяснить. Боюсь, что ты не поймешь, вернее не сможешь понять до конца. Я могу войти?» – спросил незнакомец.

– Что значит войти? Я не понимаю, – помотал головой Марк. – Ты хочешь пришвартоваться и поговорить с глазу на глаз?

«Почти так. Только я не буду швартоваться. Мое проявление в базовом мире не приблизится к твоему кораблю», – сказал чужак.

– Что значит проявление в базовом мире? – спросил Марк, понимая, что от речей чужака ничего понятнее не становится. Все только больше запутывается.

«Это долго объяснять. Впусти меня к себе. Так будет куда проще», – настоятельно попросил чужак.

Марку пришла на ум мысль, что нечисть не может самостоятельно войти в дом живых людей. Ее надо пригласить. А что если это какой-то космический вампир напал на его след? Вот сейчас он впустит его в дом, а затем звездный кровосос высосет из него всю сущность. Марк помотал головой, пытаясь избавиться от того бреда, что шел на ум.

– Входи. Если, конечно, ты не со злобой в душе просишься ко мне, – осторожно предложил Марк.

Экран общего обозрения пошел рябью, словно пропускал кого-то внутрь корабля. Рябь быстро схлынула, и на фоне звездного неба возникла фигура человека в длинном черном балахоне с надвинутым на голову капюшоном.

Марк настолько удивился явлению, что не нашел ничего лучше, как спросить:

– И как ты там оказался?

«Спроектировал себя в эту точку вероятности. Я мог бы появиться рядом с тобой, только вот в твоей скорлупке, так кажется ты именуешь свой корабль, нет второго кресла, а нависать над тобой во время разговора мне показалось не-удобным».

Марк не понял, чужак сейчас говорил серьезно или иронизировал. Похоже, от одиночества и безысходности он все-таки сошел с ума и начал бредить. Иначе все это нельзя объяснить.

«Нет, ты в здравом рассудке. Если бы ты повредился, то я вряд ли бы появился здесь. Разговаривать с сумасшедшим мне нет никакого толка», – тут же отозвался чужак.

– Ты что, мысли читаешь? – удивился Марк.

«Скорее я их вижу, словно праздничные флаги на ветру».

– Разве такое возможно?

«Поверь, многое возможно. Даже то, что ты не можешь себе вообразить».

– Как ты меня нашел? По маячку? А почему тогда никто из моих не пришел на помощь? – спросил Марк.

«По какому маячку? Я не знаю никакого маячка. Я почувствовал возмущение струн вероятности и заглянул, так сказать, на огонек. Такого давно не было. Что-то пошло не так, выбилось из-под контроля. Какой-то разлад в механизме. Я должен разобраться».

Маленький человек в черном балахоне на экране переминался с ноги на ногу. Было видно, что ему очень неудобно. Наконец, он в этом признался.

«Есть что-то неправильное в том, что я вот так общаюсь посредством какого-то прибора. Все-таки тебе немного придется потесниться».

С этими словами человек в черном исчез с экрана и появился в кабине пилота вместе со вторым пилотским креслом, которое непонятно каким образом оказалось здесь.

«Вот теперь мы можем серьезно поговорить», – сказал он.