Волчья Империя

Даль Дмитрий

Глава 19

Возвращение домой

 

Марк очнулся в темном помещении. Он лежал на жестком ложе под одеялом, на очень удобной подушке, рядом что-то тихо пикало, ненавязчиво что-то холодило обе руки в районе локтевого сгиба. Он попробовал пошевелиться, но понял, что не может сделать ни одного движения, словно прикован к постели. Марк не успел даже испугаться, как мягкий свет залил комнату, и он обнаружил, что находится в больничной палате. А рядом с его постелью стоит улыбающийся Марс Ветер.

– Очнулся-таки, шельма. Он очнулся. Погоди, я сейчас доктора позову.

Ветер скрылся из виду и вскоре вернулся в компании трех людей в белых халатах. С порога они засуетились вокруг него. Вскоре он почувствовал, как невидимые путы ослабли, и он смог пошевелиться. Какое это облегчение, чувствовать свое тело и иметь возможность командовать им.

Марк попытался приподнять голову, но его тут же успокоили. Один из врачей, с короткой черной бородкой, покачал головой, придержал его и сказал:

– Не стоит сейчас беспокоиться. Вы еще слабы.

Ветра выставили за дверь. Сказали, что пока не проведут полное обследование, назад не пустят, да и хорошо бы было, чтобы он отдохнул. А то несколько дней и ночей у постели друга, это, конечно, похвально, но на здоровье может сказаться плохо. Организм устал, ему тоже требуется покой. Так что Ветра не просто за дверь выставили, а приставили санитара, который проводил его до личного отсека.

Марка же внимательно осмотрели, зафиксировали показания приборов, после чего сделали несколько инъекций, и он сам не хотел, но почувствовал, как медленно погружается в сон. Последнее, что он увидел, это склонившегося над ним врача, который улыбнулся и сказал:

– Теперь с вами все будет хорошо. Поспите и будете как огурчик.

Проснувшись на следующее утро, Марк почувствовал себя куда лучше. Исчезла слабость, в мышцах появилась сила. Он даже смог подняться с кровати и самостоятельно поесть.

Он попытался вспомнить, как очутился в больнице. Но ничего не получилось. В его памяти были сплошные белые пятна. Он догадался, что больница находится в «Гнезде глухаря», Лунной базе. Он космолетчик, и был его первый боевой вылет по тревоге. Разведывательные отряды ихоров вторглись в Солнечную систему. И больше ничего. Только обрывки воспоминаний.

После завтрака Марк вернулся в кровать. Опять приходили врачи, осматривали его, снимали показания приборов и вскоре оставили его в покое. Он сказал, что хочет отдохнуть, и попросил его не беспокоить.

После долгой больничной лежки (интересно, сколько он все-таки провалялся на койке?) легкий завтрак и несколько шагов по палате дались ему тяжело. Он весь вспотел, руки похолодели, в ногах слабость, перед глазами поплыли прозрачные круги. Так что ему и впрямь требовалось полежать, только вот отдыхать он не собирался.

Оказавшись в кровати, он расслабился и попытался вспомнить все, что с ним произошло. Он не знал, сколько так провалялся, ковыряясь в своем разуме, только кое-что все-таки удалось восстановить.

Марк вспомнил бой с разведчиками ихоров. Как ему пришлось тяжело, вспомнил он и то, как прямым попаданием его корабль оказался подбит, его вытолкнуло за границы сражения, и он отправился в путешествие на неподконтрольной ему безжизненной скорлупке, бывшей когда-то боевым кочем.

Он вспомнил, как боролся за жизнь, пытаясь подчинить себе корабль, но все было тщетно. Он оказался затерянным в космосе, вдали от всех звездных трасс. Ему удалось отправить сигналы бедствия, но никто его не услышал.

И на этом всё. Больше он ничего не помнил. Ни одного дюйма воспоминаний. Несколько утомительных часов он пролежал в постели с закрытыми глазами, пытаясь пробиться за границы дозволенного ему разумом. Но кто-то воздвиг там непробиваемый барьер, и как он ни пытался его обойти, но все равно натыкался на глухую стену.

Только его не покидало ощущение, что эта амнезия приключилась с ним не просто так. Что-то было за этим барьером, какое-то событие, которое помогло ему спастись, только вот почему-то он теперь ничего не помнит. В этом крылась загадка, Марк был уверен, и он должен был докопаться до истины.

Наступило время обеда. Он вкусно покушал, если можно употребить слово вкусно к больничной еде. Впрочем, после всего того, что с ним произошло, ему даже резиновая отбивная с гарниром из макулатуры показалась бы верхом кулинарного мастерства.

После обеда к нему опять наведались врачи. После осмотра, медсестра сделала ему несколько инъекций, подключила к какому-то аппарату, который согласно расписанию вводил в его организм разные лекарства, проводил процедуры.

Ближе к вечеру, хотя на Лунной базе понятие вечер было очень условным, в палате появились Марс Ветер и Лумир Борсен.

– Кажется, приходишь потихоньку в себя. Это хорошо. Молодец, парень, заставил нас всех поволноваться. Нельзя же так, – сказал Ветер, присаживаясь справа от постели.

– Ничего, еще пару дней на больничной койке, и придешь в норму, а затем снова в строй, – опустился слева на стул Лумир Борсен.

Марк обвел внимательным взглядом друзей. Вроде все в порядке. Только он чувствовал, что что-то не так, чего-то не хватает, а вернее кого-то.

– А где Ян Довчек? – спросил он.

– Погиб. В самом конце боя, когда мы уже почти надрали задницы этим ублюдкам, его разобрали на атомы, – сквозь зубы произнес Лумир.

– Многих из наших поубивало. Эти сволочи умеют драться, – сказал Ветер. – На Земле уже вовсю набирают добровольцев, пока еще добровольцев, но без всеобщего воинского призыва может и не обойдется. Полковник Райков в этом уверен. Говорят, что разморозили проект «Титаны».

– А что это? – спросил Марк.

– Ах, ты же у нас на койке провалялся, тебе и неоткуда знать. Оказывается, все это время шла работа по созданию огромных космических крепостей, которые должны оборонить Солнечную систему от ихоров. Вот первые корабли должны со дня на день сойти со стапелей и занять позиции согласно Верховному Плану Обороны, – Ветер нахмурился. – Тут вообще такое завертелось. Когда ты пропал, на твои поиски бросили почти все свободные экипажи. Мы, конечно, радовались, что тебя ищут и с таким рвением, только вот непонятно было, с чего бы? Почему простой пилот, к тому же юнец, желторотик, так важен, что ради него будут изматывать свежие силы. Ведь впереди возможная вторая волна вторжения.

Марк напрягся. Похоже, его главная тайна находится на грани раскрытия. Маска инкогнито сейчас будет сорвана. Он понял это по глазам ребят.

– А еще не один ты пропал в этом бою. Нескольких ребят мы тоже не досчитались, только вот их никто искать не стал, – добавил Лумир Борсен. – Правда, пока мы тебя чертяку искали, мы об этом и не думали.

– Мы об этом задумались, когда проводили в последний путь Яна, а потом дневали и ночевали возле твоей постели. Уже после твоего обнаружения, с которым тоже не все ясно и понятно. Вот когда немного боль от потери друга ослабла, мы стали говорить, рассуждать и нащупали эту странность, – Марс Ветер умолк.

– Что вы хотите сказать? Не тяните уже. Я чувствую, что вы все знаете. Тогда зачем ходить вкруг да около, – слабым голосом попросил Марк.

– Почему ты скрывал это от нас? – спросил Ветер.

– Почему не сказал, что ты княжеский сын? Думал, что мы тебя не поймем, не поддержим? Или ты считаешь, что мы стали бы как-то по-другому к тебе относиться? Выгоду для себя искать? Ты за кого нас держишь, пацан? – нахмурился Лумир Борсен.

– Я хотел, чтобы меня ценили за меня, а не за то, кто моей отец. Да, я сын Волка, но я не волчонок. Я сам по себе. Я не хотел, чтобы в Академии кто-то делал мне поблажки, я хотел сражаться на переднем краю, а думаете, кто-нибудь разрешил бы встать рядом с вами, если бы знали, кто я. Засунули бы меня куда-нибудь подальше, так чтобы там с меня и волос не слетел, – взволнованно выпалил на одном дыхании Марк.

– Ну, приблизительно так мы себе это и представляли, – примирительно замахал руками Лумир Борсен. – Ты, главное, не волнуйся. Тебе это еще вредно.

– Только теперь после этих поисков, после личного визита Леха Шустрика, вряд ли кто-нибудь в «Гнезде глухаря» еще носит розовые очки. Уверен, что твое настоящее уже раскрыто. Так что впереди все самое интересное, – усмехнулся Ветер.

– Дядя Лех был здесь? – удивился Марк.

– Он улетел только после того, как тебя нашли. Убедился, что все в порядке, и вернулся назад. Говорят, что в Вышеграде не все в порядке. Да и работы много. Даже Крушила был, после того как тебя доставили в Гнездо. Увидел, что с тобой все в порядке, и вернулся в Академию. После такого пристального внимания надо быть круглым идиотом, чтобы не сложить два и два воедино, – произнес Лумир Борсен.

– Как меня нашли? – спросил Марк.

– А ты что, не помнишь? – удивился Борсен.

– Да какой ему помнить, ты был настолько слаб, что врачи не знали смогут ли тебя выцарапать с того света. Но слава творцу, теперь все в порядке. А вот как тебя нашли, это история совсем странная. Можно сказать, что ты сам нашелся. Твой корабль неожиданно выпал из дырки в пространстве перед поисковой партией. Вот его не было, и вот он есть. Никто такого не видел. Твой корабль медленно двигался и передавал сигнал бедствия. Мы с Лумиром были на поисковом корабле, когда ты появился. Ты помнишь, как пробил пространство? Как у тебя это получилось? – спросил Ветер.

Марк отрицательно покачал головой. Похоже, вот она загадка. Кто-то ему помог, только вот как бы понять, кто это был, и зачем ему было это делать.

Они еще поговорили с четверть часа, после чего ребята попрощались и ушли, пообещав вернуться утром.

Марк лежал с открытыми глазами и смотрел в потолок, пытаясь вспомнить, как ему удалось избежать верной смерти. Затерянному в космосе только одна дорога – мучительная смерть и перерождение. Но ему удалось этого избегнуть. Как же так получилось? Кто в этом повинен? Кто помог ему?

Стоило ему задуматься над этими вопросами, как он видел белый свет, заливающий экран общего обозрения его мертвого корабля. За этим белым светом было что-то живое, дышащее, интересующееся им. Но ничего больше ему не удалось вспомнить.

С этими мыслями он заснул, но и во сне не нашел разгадку. Кто бы ни выстроил бетонную стену внутри его разума, он знал свое дело. Неожиданно для себя Марк почувствовал, что когда настанет час, стена сама исчезнет, и он сможет вспомнить всё.

* * *

После того как Марка выписали из госпиталя, он получил уведомление от командира, что три ближайших дня он может провести, где угодно, только не в «Гнезде глухаря». Сперва он воспринял эту новость без должного воодушевления. Сейчас, когда границу Солнечной системы осадили войска ихоров, о какой увольнительной может идти речь. К тому же три дня это целая вечность, за это время может произойти что угодно. Но потом решил, что это удача улыбается ему. Пока еще не завертелась рулетка войны, у него появился шанс навестить семью, обнять мать и сестру, пожать руку отца, взглянуть в глаза младшего братика. И он обрадовался этому.

Собрать вещи пара пустяков. Не так много ему может потребоваться в эти дня. К тому же дома есть все, что ему нужно. Собираясь, он продолжал прогонять в голове воспоминания, пытаясь подобрать ключ к закрытой территории, но все было тщетно. За этими мыслями он не заметил, как в его личный отсек вошли Марс Ветер и Лумир Борсен в парадной форме с чемоданами в руках.

– Тебя еще долго ждать, копуша? – спросил Борсен, улыбаясь.

Марк резко обернулся и увидел друзей.

– А что вы здесь делаете? – спросил он.

– Нет, посмотрите на этого нахала. Мог бы ради приличия радость на лице нарисовать, а то как-то неприлично получается, – изобразил недовольство Ветер, опускаясь на край стула возле рабочего стола.

– Нет, я, конечно, рад, но как-то неожиданно. У вас что, тоже увольнительная? Наверное, всех после сражения в увольнительную отпустили, – растерянно произнес Марк.

– Ага. Точно всех. Сейчас все разлетятся, база опустеет, и бери нас голыми руками, кому не жалко, – опустил на пол чемодан и водрузился на него сверху Лумир Борсен. – Ты бы лучше мозгами пораскинул, или у тебя после аварии не только память отшибло. Тебе увольнительную по здоровью дали. А нас в командировку направили. За тобой приглядывать. Так что мы теперь в одной команде работать будем.

– Командование базы собиралось помимо нас отправить еще десяток безопасников. Даже разговор шел, чтобы вызвать пару десятков волчьих гвардейцев. Но в последний момент передумали. Но на Земле нас будут встречать люди Леха Шустрика. Так что не забалуешь, – доложил Ветер.

Марк положил форменную рубашку поверх остальной одежды, закрыл чемодан и запер на все замки. Теперь он был готов к путешествию. Подхватив чемодан, он направился на выход. Друзья сопровождали его.

Добравшись при помощи скоростного транспортера до вокзального помещения, откуда уходили прямые рейсы пассажирских лифтов к Земле и назад, они сдали багаж в багажное отделение, сами прошли на регистрацию рейса. Миловидная девушка в форме Космофлота проверила у них документы, поставила электронные печати выбытия и пожелала «хорошего пути». После этого они прошли через сканеры, которые проверили их на наличие запрещенных к вывозу предметов. На выходе их встретили двое сотрудников спецслужб, которые сопроводили их в зал ожидания, где им приказали находиться неотлучно, покуда их не позовут. Там они провели в молчании с четверть часа. Сама обстановка не располагала к доверительной беседе. Такое впечатление, что они муравьи, которых посадили в банку и рассматривают через увеличительное стекло.

Наконец была объявлена посадка. Все те же сотрудники спецслужб провели их длинным бетонным туннелем на посадочную площадку, где их дожидалась огромная капсула пассажирского орбитального лифта. Больше всего она напоминала обтекаемую пулю, застрявшую в чреве Лунной базы. Поднялся вверх посадочный люк, друзья вошли внутрь лифта, где их встречала девушка в форме Космофлота. Она проводила их к пассажирским креслам, где им предстояло провести ближайшее время.

Сам момент старта Марк не запомнил. Рядом не было ни иллюминаторов, ни экранов, на которые бы выводилась картинка снаружи. Но даже если бы была, то сейчас ему было не этого. Он размышлял над последними событиями, в особенности над своим чудесным спасением. Словно заноза в пальце, словно гвоздь в ране эта амнезия ему не давала покоя. Он понимал, что не сможет ничего вспомнить, пока не наступит время, но ничего не мог с собой поделать, копался в себе и копался с азартом золотоискателя.

– Какие планы по прибытии домой? – пробудил его от размышлений Ветер.

– Навестить родителей в первую очередь. Мало ли что впереди, отца бы увидеть да ма-тушку.

– Слышь, Лумир, вот так мы с тобой и не рассчитывали, а нас впереди ждет аудиенция у великого князя Нортейнского, – весело подмигнул другу Ветер.

– Что за черт, а я не успел взять пару уроков хороших манер. Боюсь, опозорюсь я во время аудиенции, не привычны мы к таким высоким обществам. Нос правильно платком вытирать не умеем. Все больше по-простому, по-походному, рукавом там или об соседа, – проворчал Борсен.

– Я думаю, отец стерпит. Он и сам привычен к походной жизни. Так что смотрите, как бы он сам вас не уделал по части хороших походных манер. Да держите ухо востро с Лехом Шустриком. Он обязательно начнет копать под каждого из вас, – заявил Марк, потом вспомнил, кто помог ему избежать сурового наказания после погрома в одном из столичных кабаков, а также и друзей его прикрыл, и тут же добавил: – Смотрите, не проболтайтесь отцу, при каких обстоятельствах мы познакомились. О нашей тесной дружбе с Серыми бригадами он ничего не знает. Этот вопрос как раз дядя Шустрик улаживал.

– А мы-то тогда и подумать не могли, кто же нас выручил? Почему вместо заслуженного отчисления, мы чуть ли не награды на задницу огребли, – проворчал Лумир Борсен. – Оказывается, твоя заслуга. Спасибо, волчонок. Удружил.

– Никогда меня так не называй, – внутренне весь напрягся Марк.

– Больше не буду, волчонок, больше не буду, – тут же отозвался Лумир Борсен и захохотал.

И этот смех снял напряжение, возникшее между друзьями.

– Значит, все три дня мы проведем в Волчьем замке. Ну что ж, это тоже хорошо. Вкусно поедим, вкусно попьем. Да, ты нас с сестренкой познакомишь, говорят, княжна очень хороша собой, – мечтательно произнес Ветер, потягиваясь в пассажирском кресле.

– Если вы будете все время меня сопровождать, то в замке мы надолго не зависнем. Я должен заглянуть в Крижицы.

– А что это за дыра? В первый раз слышу, – удивился Лумир Борсен.

– Это маленький городок в Вестлавте. Там живет одна очень хорошая девушка, которая за меня сильно волнуется, – признался Марк.

– Во как, какой тихоня, у него уже зазноба есть, а он молчит, словно партизан на допросе. Ну-ка рассказывай, кто такая, как познакомились.

Сколько продолжался скоростной спуск, Марк не заметил. Всю дорогу они болтали то об одном, то о другом. Он рассказал о Вейди, девушке, с которой познакомился однажды во время путешествия из Клемана в Вестлавт. Тогда он вынужден был остановиться на постоялом дворе из-за сильной непогоды. Ему было лет шестнадцать, а сопровождал его в той поездке дядюшка Лодий. Там он увидел красивую девушку, которую непогода отрезала от всего остального мира. Она была дочерью небогатого помещика, сопровождала отца в торговой поездке. Они познакомились, и завертелась дружба, которая через некоторое время переросла в более тесные отношения, о которых Марк не очень хотел распространяться.

Ребята слушали рассказ друга с раскрытыми ртами. Их не так волновала история любви, как другие мелкие подробности. Шутка ли сказать. Марк рассказывал истории, в которых фигурировали знаменитые волчьи рыцари, о которых слагали легенды, а для него они были просто заботливыми дядюшками, воспитывавшими его. Тот же самый Лодий, некоторые его военные операции подробно разбирались в Академии, а о его жизни было написано множество книг, некоторыми из них Марс Ветер зачитывался, да и Лумир Борсен любил эти истории.

За разговорами они не заметили, как пассажирский лифт совершил посадку. Появилась девушка в форме Космофлота и объявила о приземлении. Друзья выбрались из кресел и покинули пассажирский салон в приподнятом настроении.

В зале ожидания Земли их встречали. Высокий мужчина в строгом черном кафтане при плаще и коротком мече. Из-за его спины выглядывало трое громил в похожих одеждах. Чувствовалось влияние Тайной службы Шустрика. Такие экземпляры могли служить только в его команде.

– Айван Долинский, к вашим услугам, – представился встречающий. – Мы посланы, чтобы сопроводить вас без приключений в Волчий замок. Вас там уже ждут.

Марк кивнул, соглашаясь.

– Ваш багаж мы уже забрали и погрузили в экипаж. Не извольте беспокоиться.

Айван развернулся и направился к выходу. Громилы окружили друзей, так что у них одновременно появилось стойкое ощущение, что они арестанты, которых сейчас препроводят в самую защищенную и жестокую тюрьму во всем Нортейне.

Когда они оказались на улице, это чувство только усилилось. Перед зданием аэровокзала их ждали три бронированных автомобиля и около десятка бойцов в черном камуфляже, вооруженных автоматами.

– Это чем же мы так все-таки провинились? – спросил негромко Ветер, обращаясь к Марку, но Айван услышал его.

– В последние несколько часов в столице неспокойно. Так что мы доставим вас в целости и сохранности в Волчий замок. Распоряжение господина Леха Шустрика, – тут же отозвался он.

– С дядей Лехом лучше никому не спорить, – посоветовал друзьям Марк.

Они погрузились в центральную машину, черный огромный внедорожник «Лидер». Бойцы распределились по остальным двум машинам, и вскоре все отправились в путь.

Марку и раньше доводилось отправляться в увольнение, только вот никогда его не встречали с такой охраной. Неужели папа с дядей Шустриком совсем от переживаний разум потеряли, или это мама надавила, она к отцу правильный подход знает. И что имел в виду Айван, когда говорил о том, что в столице неспокойно. Последнее больше всего волновало Марка.

Вскоре они узнали, что имел в виду Айван под словом «неспокойно». На въезде в Вышеград их кортеж подвергся прицельному обстрелу. Такого быть не могло, потому что в спокойном Нортейнском княжестве этого просто не могло случиться, но когда выстрелом из гранатомета их машину перевернуло, пришлось поверить в реальность происходящего.

Внедорожник словно с гранитной скалой столкнулся, его подбросило вверх и несколько раз перевернуло, прежде чем он встал назад на колеса. Надежно прикованные ремнями безопасности друзья испытали сильную нагрузку, но не пострадали, а вот другим не так сильно повезло. Водилу спереди сильно приложило головой о потолок кабины, ни ремни безопасности, ни шлем не помогли ему. Он безвольно обвис в кресле.

Айвану повезло больше. Он тоже основательно приложился головой о потолок, на некоторое время он потерял сознание, но быстро очнулся, застонал, обернулся, чтобы убедиться, что с пассажирами ничего не случилось. Из-под шлема на лицо стекала кровь.

Марк с трудом выдавил из себя улыбку, пытаясь успокоить Айвана. Хотя какой там к черту успокоить. Попали они в серьезный переплет. Судя по вытянувшимся физиономиям Ветра и Борсена, они разделяли его опасения.

– Какого лешего? Чего это было? – выдавил из себя Лумир Борсен. – Вашему бы водиле за такую езду щупальца оторвать с концами.

Айван склонился к водителю и попытался нащупать пульс на шее. Отрицательно покачал головой.

– Похоже, водиле уже нечего отрывать. Я же говорил, неспокойно у нас тут.

– Это что же за охренеть как неспокойно. Пока мы отбивались от ихоров, что у вас тут произошло? – возмутился Марк.

– Бунт на корабле. Пока князь Волк находится в командировке, вместе с господином Шустриком, в городе начался бунт. Бунтовщики призывают к миру с ихорами. Параллельно с этими пацифистскими лозунгами, они вооружились и начали открытое боевое противостояние с отрядами полиции. Пока мы ездили за вами, видно, ситуация несколько ухудшилась, – сообщил Айван.

– Это ты называешь несколько ухудшилась? – фыркнул Лумир Борсен. – Да они нам только что задницу надрали.

– Не кипятись, Лум, сейчас выберемся наружу и решим, кто еще кому задницу надрал, – сказал примирительно Марк. – Нам бы что-нибудь стреляющее, а то против бунтовщиков с одними шпагами как-то неудобно.

– Посмотрите под сиденьями, там пристегнуты запасные автоматы, – сказал Айван. – Как вооружитесь, дайте знать, будем выбираться отсюда.