Волчья Империя

Даль Дмитрий

Глава 22

Серебристый

 

Улица полна неожиданностей. Так говорят. Но это если не знать, что тебя ждет за дверью. А когда знаешь, то как говорится: «предупрежден, значит, вооружен». Марк и сотоварищи были предупреждены, поэтому, когда появились во внутреннем дворе дома, открыли без предупреждения кинжальный огонь по всему, что шевелилось. В такое смутное время честные люди и носа из дома не высунут. Их расчет оказался верен.

Двое бойцов с автоматами контролировали двор. Они стояли и курили возле детской площадки, окруженной столбами, между которыми были натянуты веревки. На них по ветру полоскалось белоснежное постельное белье, женские панталоны и множество детских носков разнообразных расцветок, зажатые прищепками. Два мужика, с виду обычные горожане, ничего зловещего и злодейского в облике. Если бы не автоматы в руках, то ничего не заподозришь. Стволы смотрят в землю, мятежники не ожидали сопротивления. Люди вокруг запуганы, из квартир боятся выглянуть, территория под контролем. И тут внезапно из-за черной железной двери выныривает троица и с ходу открывает огонь.

Они ничего не успели сделать. Пули разорвали тела мятежников, опрокинув их в песочницу. На постельное белье брызнула кровь, словно безумный художник взмахнул кистью в порыве вдохновенья.

Марк убедился, что с дозорными покончено, не хотелось бы, чтобы в самый неподходящий момент им кто-то ударил в спину и вернулся к друзьям.

Огневая точка находилась где-то на третьем или четвертом этаже, если расчет верен. Путь наверх шел через дверь заднего входа. Ребята, стараясь не светиться на открытом пространстве, добежали до двери, распахнули ее и один за другим нырнули в сумрак лестничной площадки. Подъем занял несколько минут. Они старались передвигаться бесшумно, хотя в том грохоте, что стоял вокруг, даже перестрелка на заднем дворе осталась не замеченной.

Передвигаясь от этажа к этажу, Марка не покидало ощущение, что десятки глаз следят за ним. Из-за дверей каждой квартиры его сверлили любопытствующие взгляды. Дверные глазки сочились страхом, гневом, ненавистью и страшным любопытством. Спрятавшиеся в своих каморках люди не знали, что их ждет, и сходили с ума от безызвестности. Они боялись за себя, за любимых, за детей и родителей, кто-то трясся за свое имущество, нажитое непосильным трудом, одно дело умереть, а другое – остаться жить в нищете, считая каждую монету. С каждый новым шагом наверх они выбирались из омута, оставляя тяжелый груз взглядов позади, словно из омута с грузилами на ногах поднимались к поверхности.

Марк видел, что ребята чувствуют то же самое. Молча переживали, переваривали в себе, наполняясь ненавистью к мятежникам, которые перевернули жизнь мирных граждан, поставив их на краю гибели.

Все-таки повстанцы не дураки. Они постарались предусмотреть все варианты событий и выставили дозорных на лестничной площадке, а вот ребята оказались не готовы к этому. Их заметили еще на подходе к третьему этажу, но в сумраке не разобрали, кто есть кто.

– Вырий, ты чего здесь делаешь? Тебе где сказали находиться? – говоривший пытался шепотом перекричать грохот выстрелов.

Марк и Ветер отреагировали тут же. Две очереди на голос. Послышался шум упавшего и покатившегося по ступенькам тела. Ребята рванули вверх, перепрыгивая через две ступеньки. Нельзя останавливаться на достигнутом, надо форсировать события, пока мятежники не опомнились.

Еще один дозорный. Он немного замешкался, но все же открыл огонь, это ему не помогло. Марк расстрелял его в упор. Мертвец, выбив оконную раму, вывалился на улицу.

Марк занял позицию на лестничной площадке и осмотрелся. Дозорные охраняли вход на третий этаж, откуда отчетливо доносились пулеметные очереди и автоматные трели. Они близко к цели. Это не может не радовать. Только тут он заметил, что Ветер стоит на коленях рядом с привалившимся к стене Борсеном. Лумир тяжело дышал и зажимал рукой в перчатке грудь. На черной перчатке не было видно, но ее медленно обволакивала кровь.

– Что там? Лум, как ты? – выпалил Марк, предчувствуя недобрые вести.

– Ничего так. Держусь пока. Хотя дерьмо, конечно, собачье, – прокашлялся Лумир.

Ветер бросил быстрый взгляд на Марка. Дела, видно, совсем плохи. Не понравился ему взгляд Ветра, много в нем было боли и страха.

– Ты, главное, не шевелись. Сейчас мы тут подчистим и займемся тобой, – протараторил Марк.

– Я сейчас. Подожди. Сейчас встану, – засуетился Лумир.

И правда попытался подняться, только застонал и съехал вниз по стене.

– Я же сказал. Сиди, отдыхай. Сами справимся. Ветер, за мной, – приказал Марк, перезаряжая автомат.

Их было двое. Засевших на огневой точке в три раза больше, и они уже знали об их приближении. Бой предстоял жаркий.

Их встретили сплошным огнем. Только пулеметчик продолжал держать под напряжением площадь. Полоснув очередью по ближайшему бандиту, Марк упал и откатился вправо, спрятавшись за перевернутым диваном. Ветер ушел влево и засел в коридоре, ведущем на кухню.

Бой в замкнутом пространстве опасная штука, это танец на лезвии бритвы. Любая ошибка, любой просчет может оказаться последним. Марк это понимал, поэтому старался не рисковать и не сильно высовываться. Диван, за которым он прятался, медленно, но верно превращался в груду обломков, порванной в клочья материи и барханы наполнителя. Скоро от его укрытия ничего не останется.

Стремительная вылазка, короткая очередь и двое бойцов падают на пол. Сразу назад, по дивану забарабанили пули. Несколько прошли насквозь и чудом разминулись с Марком.

Ветер тоже времени зря не терял. Он ввязался в огневую дуэль, оттянув на себя внимание половины мятежников, и преуспел в этом.

У зажатых между двух огней повстанцев не осталось никаких шансов. Вскоре их осталось всего двое. Пулеметчик безжизненно повис на остывающем орудии.

В другой ситуации Марк предложил бы выжившим сдаться. Он мог бы дать им шанс, но только не сейчас. Кровавую бойню, которую они учинили, нельзя было простить.

Вскоре все было кончено. Огневая точка перешла полностью под их контроль. Последние двое бандитов были убиты.

Марк подбежал к выбитым окнам и выглянул на улицу. Мятежники уже выбирались из своих гнезд и подбирались к трем бронированным крепостям, запертым на площади. Ответный огонь становился все более тусклым и жалким. Скоро, очень скоро и он стихнет за неимением патронов. Гвардейцы еще держались, но им срочно требовалась помощь.

Марк бросился к пулемету, кивнув Ветру в сторону лестничной площадки. Марс сразу его понял. Надо позаботиться о Лумире Борсене. В этот момент заговорила рация на теле одного из мятежников.

– Приступаем к операции «Консервная банка». Надо выковырять из машин людей. Никого не убивать. По возможности. Мы должны взять в плен важняка, которого они перевозили. Главная цель – важняк! Как меня поняли?! Важняк!

Вот, стало быть, как. Его подозрения полностью оправдались. Этого и следовало ожидать. Мятежники пришли за ним. Какие бы цели они ни ставили перед собой, но княжич в роли заложника – это серьезный аргумент при дележки добычи, это сильный рычаг давления на существующую систему. Марк знал отца. Очень хорошо знал. Он, конечно, бросит все силы на то, чтобы найти сына и наказать бандитов, которые его похитили, но он не откажется от дела всей своей жизни ради него. Потому что на одной чаше весов жизнь сына, а на другой чаше – судьба всего государства. Но это решение дастся Волку очень тяжело, оно может сломать его. В любом случае оставит неизлечимый шрам, и только ради того, чтобы побольнее ударить по князю Нортейнскому, повстанцы могли замыслить эту ловушку. Только одно они не взяли в расчет – фигуру самого княжича. Марк не кабинетный мальчик, не сахарный человечек, в нем как и в отце есть железный стержень, об который сломаются любые клыки, пытающиеся побольнее укусить. Так что не на того напали, господа нехорошие.

Марк оттащил в сторону тело мертвеца, опустился перед орудием на колени и взялся за него. Пулемет стоял на расставленной треноге на письменном столе с поцарапанной полировкой. Окна были выбиты, и отсюда открывался великолепный обзор площади, на которой тремя черными кляксами застыли бронированные «Лидеры». Патроны у гвардейцев почти закончились, поэтому ответные выстрелы раздавались все реже и реже. Повстанцы знали об этом, они чувствовали себя в безопасности, поэтому внаглую выползли из своих убежищ и осторожно, прячась, чтобы случайным выстрелом их не задело, подкрадывались к бронированным машинам.

Операция «Консервная банка», так, кажется, называл ее неизвестный, вероятно, лидер мятежников, началась. Ребята решили выковырять гвардейцев из машин. И они основательно подготовились к этому. Двое вынырнувших из подъезда дома напротив тащили лазерные резаки, дорогая и очень редкая штука, такую на базаре в торговый день не купишь. Их изготавливали по спецзаказам, и каждый из таких заказов шел от правительства или под контролем княжеской администрации. Резак охраняли трое бойцов, вооруженных автоматами, они озирались по сторонам, пытаясь предугадать появление опасности. Только делали это больше для очистки совести. Они были уверены на сто процентов, что им ничто не угрожает, но командир сказал охранять, вот они и охраняли.

Из парадной соседнего дома показалась группа бойцов из шести человек. Они быстро рассредоточились по площади, взяв ближайший внедорожник под плотный огневой контроль. Еще одна группа, восемь мятежников, появилась с другой стороны. Они двигались уверенно, и даже не прятались от пуль. Гвардейцы заметили их нахальство и попробовали отыграться. Один из мятежников упал с размозженной точным выстрелом головой, но большего успеха они не добились.

Повстанцы окружали застрявшие на площади машины. Все закончится в ближайшее время, остались последние минуты до финала. Они были убеждены в этом. Самодовольство и наглая уверенность скользили в каждом их движении. А Марк в который раз поразился тому, что гвардейцы не отступили с заблокированной площади. Они знали, что патроны подходят к концу, они еще могут вырваться из окружения, достаточно только вдавить педаль газа в пол, но они не могли ослушаться приказа. А приказ был – охранять княжича, и никто его пока не отменял. Марк пожалел, что у него никакой связи с гвардейцами, иначе он отменил бы немедленно приказ. Толку от их гибели никакой, а живыми они могли бы привести за собой подмогу. Но чего нету, того нету. Зато он мог поддержать их огнем.

Марк проверил заряд в пулемете, подтащил запасные обоймы поближе, чтобы не отвлекаться. У него заряжающих нет, ему придется все делать самому.

Первую очередь он дал по бойцам, тащившим резак. Срезал их, и тут же перевел огонь на ближайшую группу мятежников, которая вела себя самоувереннее всего. Достаточно было одной очереди, чтобы они растеряли всю свою само-уверенность, вместе с запасом смелости. Несколько человек полегло сразу, остальные брызнули в разные стороны, стараясь спрятаться от вездесущего огня.

Патроны кончились. Марк перезарядил пулемет и открыл огонь по поднявшимся в рост бандитам справа, заставил их залечь и переключился на левый фланг, где мятежники пытались отступить на прежние позиции.

Теперь уже повстанцы оказались зажаты на площади. Отступить им не удавалось, Марк внимательно следил за этим, да и гвардейцы, почувствовав поддержку, осмелели, все больше выныривали из укрытий и отстреливали бандитов по одному.

Только и Марку пришлось туго. Его огневую точку заметили и сосредоточили весь огонь на ней. Лавина пуль накрыла квартиру, где засел Марк. Он вынужден был бросить пулемет, вжался в пол, чтобы переждать разъяренный стальной рой, вторгшийся в его пространство. В считанные секунды от квартиры ничего не осталось. Ее просто разорвало на части. Но когда натиск стих, Марк вернулся к пулемету, и вовремя. Бандиты, почувствовав затишье, выждали немного и поднялись во весь рост. Он тут же прижал их назад к земле, чтобы неповадно было, чтобы помнили, что они на чужой земле, здесь им не дадут безнаказанно творить зло. Его этаж вновь накрыло волной смерти, и он вынужден был искать укрытие на полу.

В этот раз атака была кратковременной. Марк удивился и выглянул из укрытия. Что же так отвлекло повстанцев, что помешало им держать его под напряжением подольше.

Ситуация на игровом поле сильно изменилось. Пока он отлеживался, на площади появились новые действующие лица. Две машины с нортейнскими солдатами выехали на площадь. Пологи откинулись, десятка три бойцов рассредоточились по залитому свинцом пространству, усиленно тесня оставшихся в живых мятежников. Засевшие на этажах бандиты быстро пришли в себя и перенаправили весь огонь по живой силе. В первые же минуты половина солдат оказались на мостовой. Другая же половина попряталась за естественными укрытиями. Только отсиживаться было не в их стиле. Они уже искали способ добраться до засевших в домах бандитов.

Марк мог им в этом помочь. Он уже приметил расположение двух огневых точек в домах напротив и теперь сосредоточил огонь на них, блокировав сопротивление. Волчьи солдаты беспрепятственно пересекли площадь и вошли в дома. Скоро они доберутся до огневых точек и раздавят их. Останется дело за малым – зачистить площадь.

Теперь и без его участия справятся. Марк отодвинулся в сторону от пулемета и утер выступивший на лбу пот. Только сейчас он почувствовал, насколько сильно вымотался в этом бою. Ему не было настолько тяжело, и он так эмоционально не выкладывался, когда сражался с разведчиками ихоров. Одно дело по машинам стрелять, другое – воевать с живыми людьми, убивать их и видеть, как в их глазах затухает жизнь. Марс Ветер был прав на все сто процентов. Сейчас бы выпить чего-нибудь, да желательно покрепче, мелькнула мысль и тут же исчезла. Марк вспомнил о Лумире Борсене. Надо срочно его проведать да выносить на улицу. Там его загрузим на машину и доставим до ближайшей лечебницы.

Марк уже поднялся на ноги и сделал первые шаги в сторону лестницы, когда что-то заставило его обернуться и выглянуть на площадь. Он увидел человека в серебристом длинном походном плаще с капюшоном, накинутом на голову. Этот человек насторожил Марка. Было в нем что-то необычное, словно он чужой на этом пейзаже, случайный или ошибочный мазок кистью. Серебристый человек шел медленно, словно слепой, ощупывающий своей тростью окружающее пространство. Почему-то у Марка сразу же сложилось впечатление, что Серебристый что-то ищет.

Наперерез Серебристому выскочили двое бандитов, они вскинули автоматы, прозвучали короткие очереди. Сейчас странный человек упадет замертво, но этого не случилось. Пули словно пожалели его, или ни одна из них не попала в цель, во что мало верилось, либо Серебристый был заговорен от пуль, они не причинили ему вреда. Впору было поверить в магию. Но то, что случилось дальше, не понравилось Марку еще больше. Серебристый взмахнул рукой, вынырнувшей из-под плаща, и бандитов отбросило в сторону с такой силой, что они пролетели половину площади, прежде чем упали на мостовую.

Серебристый не так прост, как могло бы показаться. Марк не мог поверить в случайность его появления на площади в разгар боя. Этого просто не могло быть. Так кто он такой? Новая фигура на игровом поле? Что ему нужно и на чьей стороне он выступает? Какие цели преследует? Он с легкостью расправился с мятежниками, но делать из этого поспешных выводов не следует. Они просто помешали ему, встали у него на пути. С тем же успехом он расправился бы и с волчьими солдатами, подвернись они ему под руку. И в этом вскоре Марку довелось убедиться.

Серебристый словно бы заморозил трех волчьих солдат, которые попытались его остановить. Он выставил перед собой ладони и словно бы оттолкнул что-то от себя. В следующее мгновение люди застыли на месте, точно живые статуи.

Кто бы не был Серебристый, но остановить его не представлялось возможным. Марк это сразу понял. Они столкнулись с существом иного порядка, которому им нечего было противопоставить. Серебристый просто сомнет их и не заметит, так слон давит мышь, не подозревая о ее существовании.

Серебристый уже достиг середины площади, когда внезапно остановился и завращал головой по сторонам. Он словно гончий пес что-то выискивал. И Марку это не понравилось. Серебристый остановил взгляд на доме, в котором Марк прятался, поднял голову и уставился на разрушенный этаж, где еще несколько минут назад плевалась свинцом огневая точка.

Марк почувствовал тяжелый любопытствующий взгляд на себе. Определенно Серебристый видел его, и что-то в Марке его заинтересовало.

«Ты кто?» – раздался тихий шелест слов в голове Марка.

Он не мог в это поверить, Серебристый заговорил с ним. Разделяющее их расстояние ему не мешало. Он просто решил поговорить.

«Я человек. А вот кто ты такой, черт тебя подери?» – раздраженно подумал Марк, и Серебристый его услышал.

«Странно. Ты не похож на человека. Ты другой. Ты нечто среднее между мной и людьми. Но этого не может быть. Даже Снежная Королева не знает о таком». – В голосе Серебристого слышались растерянность и любопытство.

«Кто ты такой? Какая к черту Снежная Королева?» – Марк подумал очень нехорошо, присовокупив к образу сказочной Снежной Королевы массу непристойностей.

Серебристому это не понравилось. Это разозлило его. Но он почему-то смолчал.

«Я Рыцарь Севера. Вы так нас называете. Кажется, я общался с твоим отцом в прежнем обличье. Определенно те же отпечатки, тот же характерный почерк. Но в тебе что-то другое скрыто. Совсем другое»

«Зачем ты здесь?!» – мысленно закричал на Серебристого Марк.

«Я пришел активировать еще один Полюс Силы. Настала пора вывести всю Землю за пределы Стужи. Мы должны это сделать».

«Кто это мы? Что за бред ты несешь?» – возмутился Марк. Слушать эти бредовые рассуждения он не хотел.

Но и Серебристый не собирался ему об этом докладывать. Рыцаря Севера занимали куда более увлекательные вопросы.

«Кто-то работал с твоим разумом. Я чувствую чужеродное влияние. Очень интересный рисунок. Позволь я разберусь в этом».

Марк хотел было возразить. Марк хотел закричать: «Нет!» Но он не успел ничего сделать. Его словно бы парализовало. Он почувствовал, как в его разум медленно втекает огненный ручеек, и в следующее мгновение провалился в воспоминания.