Волокнистый камень

Дижур Белла Абрамовна

Неопалимая купина, или шкура саламандры

 

Такова сказка. Но кто же всерьез ее принимает? Сказка лишь помогает нам понять, с какой любовью народ относится к сокровищам земных недр, какие живые фантастические образы связаны с происхождением мертвой горной породы.

Среди всех каменных сокровищ, какие таятся в земных недрах, трудно найти что- либо более поразительное. Да вот, посудите сами. Земля богата всевозможными рудами, встречаются в ней золотые самородки, прячутся в каменных гнездах яркие самоцветы. Но разве способна какая-либо руда разделяться на волокна? Разве можно изготовить ткань из самоцветов? Конечно, нет.

Ну, а волокнистый камень — асбест тем и отличается от всех своих братьев — каменных пород, что состоит из множества тончайших шелковистых волоконец, плотно прилегающих друг к другу. Из этих волокон можно сделать ткань.

В старину полагали, что асбест — окаменевшее растение. Но у этого «растения» заметили загадочную особенность. Ткань, изготовленная из его волокон, не горела в огне.

Чудесные свойства асбеста использовали священнослужители древней Индии, носившие одежды, сшитые из асбестового полотна. Не горевшие в огне, эти белоснежные торжественные одежды вызывали благоговение у простых людей. Жрецы казались им святыми, обладателями божественных тайн. Еще бы! Ведь даже одежда их не такая, как у всех, не поддается действию огня!

Не удивительно, что асбестовая ткань ценилась наравне с жемчугом. Из нее шились и саваны, чтобы отделить прах сжигаемого тела от золы костра.

Позднее, в древней Греции, асбест начали применять для изготовления несгораемых фитилей.

Возможно, что и название «асбест» произошло именно благодаря этому. По-гречески слово «асбест» означает «негоримый», «неугасимый», «бесконечный». Но некоторые римские писатели считают, что название это от ливийского города Асбисты, где в древности добывали и обрабатывали асбест.

Применение асбеста для фитилей было известно древним персам. Они называли его «ал чироги санд» — «камень светильни».

Умели добывать и обрабатывать асбест и китайцы.

Негоримое асбестовое волокно использовалось в древности даже для лечения. Считалось, что когда человек болен, внутри у него огонь. Достаточно принять лепешку из волокнистого камня, и злой огонь болезни утихает. Лекари изготовляли из толченого асбеста мази и порошки. Лечили ими нарывы, желудочные заболевания, различные воспаления и даже сердечную тоску.

Все это создавало асбесту славу камня волшебного, наделенного сверхъестественной силой. Ему приписывали даже какое-то необыкновенное происхождение.

В незапамятные времена некоторые люди верили в существование пылающих, но негоримых кустов — «неопалимой купины». Кусты эти якобы были асбестовыми.

Другие верили в существование особых животных — саламандр, сбрасывающих в огне свою шкуру и рождающихся заново. Утверждали, что асбест не что иное, как шкура саламандры.

Эти представления о волокнистом камне держались много веков в Китае, Индии, Персии. А европейцы вообще не знали асбеста и потому с особым интересом прочитали записки венецианского путешественника Марко Поло, который в 1250 году совершил путешествие в Китай и к чудесам этой страны относил и производство асбестового полотна.

Вот что писал Марко Поло:

«Есть там жила, откуда добывают саламандру. Саламандра, знаете, не зверь, как говорят, а вот это что. Когда в горе докопаются до той жилы, наломают из нее кусков, разотрут их, они разметеливаются как бы в шерстяные нитки. Потом их сушат, потом толкут в большой медной ступке, моют, и остаются те нитки, о которых я говорил, а землю выбрасывают, как ненужную.

Нитки словно шерстяные. Их прядут и ткут из них полотно. А полотно, скажу вам, как соткут его, вовсе не бело: кладут его потом в огонь, и по малом времени становится оно бело, как снег, а покажется на полотне пятнышко или оно как-нибудь запачкается, так кладут его в огонь, подержат немного, и становится оно опять бело, как снег. Все, что я рассказал о саламандре, то правда, а иное, что рассказывают, то ложь и выдумка».

Рассказ Марко Поло произвел сильное впечатление на его современников. Это были, пожалуй, единственные сведения об асбесте, которые дошли до европейцев. Но и они были постепенно забыты.

Лишь спустя четыре столетия, в 1676 году, произошло следующее. В ученое королевское общество Лондона явился китайский купец. Он торговал носовыми платками, с виду ничем не примечательными.

— Разожгите, пожалуйста, печь, — попросил купец.

А когда просьбу его выполнили и огонь пылал вовсю, китаец бросил платки в печь.

— Что вы делаете?! — воскликнули присутствующие.

Загадочно улыбаясь, китаец не спеша загнул рукава халата и, наклонившись, извлек из огня весь свой товар. Сложенные стопками белые платки ничуть не пострадали от огня. Они как будто сделались еще белее, чем были.

Необыкновенный случай взволновал умы ученых. Неужели негоримая саламандра действительно существует? Или это просто китайские фокусы? Но ведь все своими глазами видели тонкие носовые платки, объятые пламенем и… ни чуточку не опаленные. Чудеса! Чудеса, да и только!

Долго еще после этого случая асбестовые изделия были редкостью в Европе. Их продолжали сопровождать толки о необычайном происхождении и волшебных свойствах.