Жестокая охота

В книге Виталий Гладкий представляет читателю остросюжетные повести и цикл северных рассказов, собранных под общим названием "Колымская быль".

"Крутой детектив", приключения, картины дикой северной природы и перипетии жестокой борьбы за жизнь — все это можно найти на страницах сборника.

Кровавый узел

1. ВМЕСТО ПРОЛОГА

Ветер врывался в ночные улицы с разбойничьим свистом, сметая с пустынных мостовых опавшие листья. Тонкий лунный серп наконец вспорол полупрозрачную вуаль туч и величаво поплыл к центру звездного купола, опрокинутого над городом — время было полуночное. Тусклый свет уличных фонарей высвечивал щербатые улицы, черные провалы подъездов, мрачные коридоры переулков.

Звуки быстрых шагов нарушили тишину улицы, и из-за угла показалась пара: мужчина в плаще и худенькая женщина в меховом жакете. Вцепившись мертвой хваткой в рукав своего кавалера, она тащила его, как погонщик упрямого мула, — мужчина был дороден и навеселе.

— Какого ч-черта… — бормотал он, пытаясь свободной рукой достать из кармана сигареты. — Погоди, з-закурю… Торопишься, как голая в баню…

— Идем, ну идем же… — вполголоса уговаривала его женщина, пугливо оглядываясь по сторонам. — Уже поздно. Дети дома одни остались…

— Т-такси… Я сейчас такси п-поймаю… — Он хотел освободиться, но потерял равновесие и едва не растянулся на мостовой. — Елки-палки… Вся дорога в колдобинах.

2. КРАПЛЕНЫЙ

Дом словно затаился среди низкорослых деревьев небольшой рощицы. Неподалеку расползлись невзрачные постройки окраины, все в проплешинах обвалившейся штукатурки, крытые ржавым железом, обросшей зелеными лишайниками черепицей или насквозь прогнившим рубероидом. Дощатые заборы, слепленные на скорую руку, едва державшиеся на изъеденных древоточцами столбах, отделяли захламленные подворья от пыльных улиц и переулков, которые в ненастные дни превращались в зловонные непроходимые болота.

Коренастый мужчина, одетый в какую-то невообразимую смесь, состоящую из топорщившегося нелепыми складками пиджака явно не по росту, из-под которого выглядывала замызганная голубая рубаха, и широченных брюк-клеш, давно вышедших из моды, стоял в переулке у калитки дома, сторожко прислушиваясь к ночному дыханию окраины. Его круглую голову с короткими, небрежно остриженными волосами оседлала шерстяная кепка с пуговкой на макушке, засаленная и местами прожженная. Заросшее щетиной лицо изредка подергивалось от нервного тика, хищные, глубоко посаженные глаза отсвечивали перламутром белков, крупные зубы щерились в оскале злобного недоверия и настороженности.

Наконец, шумно выдохнув, он шагнул вперед. Кособокая калитка, которая висела на двух кусках транспортерной ленты, заменяющих завесы, отворилась бесшумно, и он зашел на подворье. Пригибаясь, неслышно прошмыгнул под окнами в запущенный старый сад, обошел вокруг дома, заглянул в покосившийся угольный сарайчик. Возвратился к воротам, еще раз внимательно осмотрел переулок и, уже на таясь, размашисто зашагал к дому. Некоторое время помедлив, постучал в окно коротким дробным перестуком. Затем быстро отскочил от окна и притаился за углом веранды.

В доме зажегся свет. Сквозь плотно зашторенные окна проскользнул узкий, словно лезвие ножа, лучик и вонзился в заросшее травой подворье. Скрипнула входная дверь, и чуть хрипловатый спросонья женский голос спросил:

— Кто там?

3. ГРАБЕЖ

Тусклая электролампочка сиротливо мигала внутри огромного жестяного колпака, который под напором ненастья болтался на крюке и жалобно поскрипывал. Неяркий желтый свет сеялся вместе с дождем на замусоренный пятачок растрескавшегося асфальта, изредка выхватывая из непроглядной темени разломанный палисадник, за которым угадывались очертания длинного приземистого здания. Его широкие окна сумрачно смотрели темными стеклянными глазницами на небольшую, в блестящих оспинах лужиц, площадь. Если подойти поближе, то можно было заметить над входной дверью здания вывеску с облупившейся надписью “Магазин №…”. Какой номер, нужно было гадать: на месте цифры расползлась уродливая ржавая проплешина. К торцу здания была пристроена крохотная деревянная будка-сторожка. Сквозь ее щелястую дверь пробивались полоски света, исчертившие мокрый асфальт.

Из темноты переулка напротив магазина вышли двое — мужчина и женщина. Внимательно осмотревшись, они быстро пересекли площадь и подошли к зданию. Некоторое время помедлив, женщина, не таясь, заспешила к сторожке, а мужчина, мягко, по-кошачьи, ступая, нырнул в кустарник, который щетинился вдоль палисадника.

Женщина постучала в дощатую дверь. Внутри сторожки отрывисто и зло залаял пес.

— Кто там? — спросил хриплый полусонный голос. — Чаво надобно?

4. КАПИТАН ТЕСЛЕНКО

Он долго вчитывался в скупые строчки оперативной сводки Всесоюзного розыска: “Из мест заключения бежал особо опасный преступник, вор-рецидивист Белик Федор Христофорович, 1920 года рождения, кличка “Крапленый”, уроженец Смоленской области. Судимости… Приметы: рост — средний, коренастый, лицо круглое, волосы густые, прямые, темно-русые, цвет кожи… брови… глаза… нос… походка… речь… манера поведения… Особые приметы…”

Впрочем, читал Тесленко оперативную сводку больше по устоявшейся привычке, нежели по необходимости, — Крапленого он знал достаточно хорошо. И довольно пухлую папку из архива управления, в которой были подшиты многочисленные документы, рассказывающие о похождениях матерого волчары Крапленого, он мог даже не открывать — большинство из них было написано рукой молодого опера Тесленко.

Эта папка попала на стол капитана не случайно. И вовсе не случайно он затребовал данные Всесоюзного розыска, к которым оперативники относились обычно весьма прохладно — не было печали, своих забот достаточно, пусть беглецов ловят те, кто их упустил. А поводом к этому послужило заключение экспертов по последней, “мокрой”, краже в промтоварном магазине.

Еще при первом осмотре места происшествия Тесленко обратил внимание на некоторые особенности “воровского почерка”: преступники работали в перчатках, а чтобы не оставить следов, они натянули на нога специальные чулки, пропитанные настоем махорки и еще какой-то мерзости, от которой служебно-розыскной пес Буран чихал до слез. И самое главное — умело отключенная сигнализация-ревун и несколько необычный способ вскрытия сейфа с деньгами и драгоценностями: не “фомкой”, старинным и неизменным инструментом “медвежатников”, а при помощи автогена. Сейф был взрезан аккуратно и со знанием дела.

“Почерк” знакомый, но откуда? Мучительные размышления не пропали втуне — Тесленко вспомнил. Это было “дохлое” дело многолетней давности, в котором очень многое совпадало с нынешним. Когда папку с данными по этому делу извлекли из архива, то оказалось, что одним из подозреваемых был Крапленый. К сожалению, доказать его причастность к той краже не удалось. Уже тогда он отличался завидной изворотливостью и хладнокровием, в чем приходилось не раз убеждаться молодому розыскнику Тесленко…